О Колыме, о родине и нашем страхе

Магаданский заповедник, Ольский район, 2002 год. Фото А. Буторина
Магаданский заповедник, Ольский район, 2002 год. Фото А. Буторина
Павел Колосницын
Павел Колосницын

Художественная реальность:
за или против общественности?

Юрий Дудь недавно поднял в Интернете очередную волну споров о репрессиях в СССР. Кто-то восхищается его новым фильмом, а кто-то глубоко возмущен поклепом на советский строй и самого Сталина. К возмущенным Захару Прилепину, Дмитрию Пучкову и Климу Жукову присоединяется хор сторонников, уверяющих, что репрессий не было или они были незначительными, а герои фильма «Колыма — родина нашего страха» вводят зрителей в заблуждение.

Конечно, этот фильм — не документальный, а фильм-путешествие. Он построен не на документах и источниках, а на съемках в дороге и многочисленных интервью. Фильм не исследует тему репрессий, а лишь транслирует размышления о них автора и его собеседников. Поэтому Юрий Дудь говорит языком, понятным своей аудитории, на которую и ориентирован фильм, хотя кого-то этот язык может раздражать. Режиссера обвиняют в том, что он и его герои голословны, высказывают мнения, а не приводят факты. Отчасти так и есть — не всё в фильме отвечает стандартам, предъявляемым к историческому исследованию. Но ведь он и не является таким исследованием. Доказывая свою точку зрения, критики норовят выбрать лишь удобные для себя факты, не умея и не желая работать с фактами и источниками. Впрочем, иногда они выбирают сведения, которые непосвященному человеку кажутся совершенно неправдоподобными или странными. Некоторые такие сюжеты стоит прокомментировать.

Страх в Советском Союзе

Критики: «Кто чего-то боялся в СССР? Я ­вообще двери на ключ не закрывал!»

Когда взрослые люди начинают говорить: «Никакого страха не было, все свободно читали запрещенную литературу, никого не наказывали за инакомыслие», — это забавно, но не смешно. Понятие «Колыма» в нашем менталитете прочно обросло именно тем смыслом, о котором говорит Дудь, и прочно вошло в культуру. Вспомните хотя бы бессмертное: «Будете у нас на Колыме…»

Ничего не угрожало? Положим, сталинские репрессии иные наши современники могут и не помнить, но академика Сахарова, надо полагать, в Горький не на отдых сослали, а «неправильных» авторов, как Солженицына или Галича, не в турпоездку за границу отправили. И в 1980-е годы здоровые люди всё еще попадали в психиатрические больницы за «разговоры». Свободно исповедовать религию, ничем не рискуя? Прилюдно сказать: «Я против ввода войск в Афганистан!»? Можете себе представить? Можно любить советское прошлое, обожать лично Сталина или Брежнева, но факта, что СССР был тоталитарным государством с жестким контролем идеологии и наказаниями за инакомыслие, отрицать невозможно.

Родители говорили: «Не высовывайся». Когда я пересказывал дома услышанные в школе анекдоты про Горбачёва и Рейгана, очень популярные в конце 1980-х годов, мама, член партии, замечала: «Очень смешно, но никому постороннему не рассказывай. Сейчас не те времена, но твой прадедушка за анекдот три года Беломорканал строил».

На Колыму за мороженое

Критики: «Девочка угостила друзей мороженым, и ее за это на Колыму? Бред! Не бывает такого. Покажите девочку и ее дело!»

Это не бред. Не знаю, насколько правдива сама история о мороженщице, но любой из нас легко может найти информацию о Постановлении ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 года «Об охране имущества государственных предприятий, колхозов и кооперации и укреплении общественной (социалистической) собственности», принятом по инициативе Генерального секретаря ЦК ВКП(б) И. В. Сталина. Это тот самый «Закон о трех колосках» (он же «закон о пяти колосках», закон «семь восьмых», «закон от седьмого-восьмого», указ «7–8»), по которому мороженщица была осуждена.

Этот закон ужесточал наказание за преступления, связанные с общественной и государственной собственностью. По нему за хищение колхозного и кооперативного имущества, а также грузов на транспорте предусматривался расстрел. При смягчающих обстоятельствах он мог быть заменен на лишение свободы на срок не менее 10 лет с конфискацией имущества. По делам об охране колхозов и колхозников от насилия и угроз со стороны «кулацких элементов» предусматривалось лишение свободы на срок от 5 до 10 лет. В легких случаях можно было получить всего три года. Осужденные по этому закону не подлежали амнистии. Казалось бы, что такого? Украл вагон государственных валенок, оставив босыми тысячу покорителей Сибири, — понеси суровое наказание. Из-за врага люди ноги отморозили, чего его жалеть? Пусть теперь 10 лет лес валит. Может быть, небольшой перебор, но что поделаешь: суровые времена — суровые наказания.

Но на деле закон применялся совсем не так. Уже меньше чем через месяц сам Сталин возмущался тем, как и за что наказывали по этому указу, и 1 сентября 1931 года по его решению была сформирована специальная комиссия. Для смягчения жестоких наказаний были установлены категории расхитителей и меры наказания, расписанные в «Инструкции по применению постановления ЦИК и СНК СССР от 7.VIII.1932 г.».

Впрочем, это не остановило карательную машину. 1 февраля 1933 года выходит постановление Политбюро, которое требовало прекратить привлекать к суду по закону от 7 августа «лиц, виновных в мелких единичных кражах общественной собственности, или трудящихся, совершивших кражи из нужды, по несознательности и при наличии других смягчающих обстоятельств». Нет, не антисоветчики придумали, что за мелкие преступления наказывали чересчур жестоко.

Выпущенного из бутылки джинна обратно загнать не так-то просто. 11 декабря 1935 года генеральный прокурор СССР А. Я. Вышинский обратился в ЦК, СНК и ЦИК с запиской, в которой сообщал, что эти требования не выполняются, и предлагал принять новое решение, теперь уже о пересмотре дел осужденных по этому закону. Показывая жестокую абсурдность его применения, он приводил примеры: «По декрету 7 августа была осуждена целая семья за то, что занималась ужением рыбы из реки, протекавшей мимо колхоза… Учетчик колхоза Алексеенко за небрежное отношение к сельхозинвентарю, что выразилось в частичном оставлении инвентаря после ремонта под открытым небом, приговорен нарсудом по закону 7/ VIII 1932 г. к 10 г. л/с. При этом совершенно не установлено, чтобы инвентарь получил полную или частичную негодность (д. нарсуда Каменского р. № 1169 18/II-33 г.)».

А вот и те самые колоски: «Нарсуд 3 участка Шахтинского р-на 31/III 1933 г. приговорил колхозника Овчарова за то, что „последний набрал горсть зерна и покушал ввиду того, что был сильно голоден и истощал и не имел силы работать“… по ст. 162 УК к 2 г. л/с». Два года лагеря за горсть зерна! Не Солженицын это написал, не Шаламов, а прокурор СССР Вышинский в 1935 году.

Наконец, 16 января 1936 года выходит постановление ЦИК и СНК СССР «О проверке дел лиц, осужденных по постановлению ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1932 г.», согласно которому необходимо было проверить правильность применения этого закона «в отношении всех лиц, осужденных до 1 января 1935 г.».

В докладной записке о завершении пересмотра дел, адресованной Сталину, Молотову и Калинину, которую Вышинский представил 20 июля 1936 года, сказано, что было проверено более 115 тыс. дел, и более чем в 91 тыс. случаев применение закона от 7 августа признано неправильным. 37 425 человек были немедленно освобождены из заключения.

Давайте проговорим это еще раз: прокурор СССР, Политбюро и лично товарищ Сталин согласились, что 80% осужденных по этому закону были наказаны неправильно и чрезмерно. Дела нескольких тысяч расстрелянных по этому закону до начала проверки не пересматривали.

Враг не дремлет!

Во время Большого террора каждый день в СССР в среднем убивали тысячу человек, невиновных и несопротивлявшихся. Их невиновность была очевидна каждому мало-мальски разумному человеку, но машину убийств было остановить непросто.

Критики: «Да, репрессировали. Но только за дело, исключительно врагов, шпионов и ­контрреволюционеров, оказывавших сопротивление. Ведь в 1937–1938 годах из-за заговора предателей судьба СССР висела на волоске. Внутренний враг готов был уничтожить все достижения нового государства. Фактически шла гражданская война».

Война, говорите? По подтвержденным документами подсчетам, за два года Большого террора 1937–1938 годов было казнено 680 тыс. человек. Потери — действительно как на войне. Для сравнения, в Советско-финляндскую войну Красная армия от всех причин потеряла погибшими около 120 тыс. человек, а потери Вермахта на советском фронте достигли 670 тыс. убитыми только к концу сентября 1942 года. Безвозвратные потери белых сил в Гражданской войне, по некоторым оценкам, составили около 600 тыс. человек.

Но если в ходе войны с «врагами народа» было уничтожено 680 тыс. человек, то сколько сотрудников НКВД на этой войне погибло? Нисколько. При арестах почти никто не сопротивлялся, несмотря на слухи об «отстреливавшихся генералах». Если в период коллективизации и раскулачивания кто-то еще брался за обрез и нападал на активистов, то потом люди до последнего надеялись, что «скоро ошибка выяснится» и их отпустят.

По грехам нашим

Критики: «Не могут же просто так посадить. Вот Королёв наверняка не зря срок получил. Поначалу вредительствовал, а в лагере за ум взялся, и смотрите, каких успехов достиг. Да и отец Ефима Шифрина тоже наверняка виноват. Сын его по-всякому будет оправдывать. Что мы знаем-то?»

Знаем мы главное — и Сергей Павлович Королёв, и Залман Шмуилович Шифрин в 1956–1957 годах были реабилитированы решением Военной коллегии Верховного суда СССР в соответствии с советским законодательством. Советское уголовное право определяло реабилитацию как «восстановление в прежнем состоянии невиновного лица, которое было привлечено к уголовной ответственности необоснованно». Так вот, и Королёв, и Шифрин-отец, и еще сотни тысяч человек были реабилитированы с формулировкой «за отсутствием состава преступления». То же самое государство признало, что они были изначально невиновны.

Шпионы повсюду

Критики: «Залман Шифрин был осужден как польский шпион. Откуда мы знаем, может быть, он и вправду шпионил. Чтобы шпионить в СССР, польский язык знать не надо».

Шпионаж — очень частый приговор. В годы репрессий за него были осуждены сотни тысяч человек, от крестьян и рабочих и до членов правительства (кстати, Берию расстреляли тоже за шпионаж). Эти обвинения были зачастую совершенно нелепы, однако «польские шпионы», ставшие жертвой застарелой полонофобии, выделяются даже на фоне масштабной шпиономании в предвоенном СССР. Отношения между Польшей и молодой Страной Советов изначально были напряженными, польское правительство считало коммунизм одной из главных опасностей и опасалось новой ­войны. В Польше, как и в любой другой стране, были разведслужбы, и конечно, в СССР присутствовали настоящие польские, немецкие, японские, английские и прочие шпионы и агенты. Иногда их тоже ловили.

Но если посмотреть статистику приговоров, то окажется, что за период с 1935 по 1939 год по обвинению в шпионаже в пользу Польши было осуждено 101 965 человек! Большая часть из них была расстреляна. Вы себе можете представить, чтобы хоть одна страна мира могла завербовать столько шпионов и агентов, тем более относительно небольшая и небогатая Польша? Она и не могла: по данным рассекреченного архива польской разведки, весь штат заграничной резидентуры в 1938 году составлял около 200 человек на весь мир.

Урочище Сандармох, 2018 год. Фото П. Шелковникова
Урочище Сандармох, 2018 год.
Фото П. Шелковникова

Диссиденты против системы

Критики: «Про репрессии против невинных всё выдумали проклятый Солженицын, диссиденты, ненавидящие советский строй, и предатели, которых недодавил Сталин».

Некоторые полагают, что о казнях и отправке в лагеря абсолютно невиновных людей заговорили только в 1960-е годы. Но нет, всё было понятно почти сразу. Что Вышинский говорил о беззаконии, творившемся по «закону о трех колосках», написано выше. Но события 1929–1930-х годов — детский сад по сравнению с кампанией Большого террора в 1937–1938 годах. За два года было только расстреляно около 680 тыс. человек.

Каждый день в СССР в среднем убивали тысячу человек, невиновных и несопротивлявшихся. Их невиновность была очевидна каждому мало-мальски разумному человеку, но машину убийств было остановить непросто.

Однако сразу после отставки наркома НКВД Ежова и прихода на этот пост Берии начались массовые освобождения еще не осужденных арестованных. В 1939–1940 годах было освобождено от 100 до 200 тыс. человек. Их просто выпустили, сняв все обвинения. Сам Ежов был расстрелян, в том числе по обвинению в фабрикации дел на невиновных, но массового пересмотра дел уже не проводилось.

Почувствовав послабления, партийные деятели начали критиковать следователей за применение пыток. Например, первый секретарь ЦК КП Белоруссии Пономаренко потребовал от руководителя республиканского НКВД Наседкина отстранить от выполнения служебных обязанностей всех работников, которые принимали участие в избиениях арестованных. Однако тот ответил, что «если пойти по этому пути, то надо 80% всего аппарата НКВД БССР снять с работы и отдать под суд». Но Сталин решил, что такими простыми и действенными методами пренебрегать нельзя. 10 января 1939 года секретарям обкомов, крайкомов и руководству НКВД была разослана шифротелеграмма Сталина, практически требовавшая применять меры физического воздействия (см. врезку справа).

<…>. ЦК ВКП разъясняет, что применение физического воздействия в практике НКВД было допущено с 1937 года с разрешения ЦК ВКП. При этом было указано, что физическое воздействие допускается, как исключение, и притом в отношении лишь таких явных врагов народа, которые, используя гуманный метод допроса, нагло отказываются выдать заговорщиков, месяцами не дают показаний, стараются затормозить разоблачение оставшихся на воле заговорщиков, — следовательно, продолжают борьбу с Советской властью также и в тюрьме. Опыт показывает, что такая установка дала свои результаты, намного ускорив дело разоблачения врагов народа. <…> Известно, что все буржуазные разведки применяют физическое воздействие в отношении представителей социалистического пролетариата, притом применяют его в самых безобразных формах. Спрашивается, почему социалистическая разведка должна быть более гуманной в отношении заядлых агентов буржуазии, заклятых врагов рабочего класса и колхозников. ЦК ВКП считает, что метод физического воздействия должен обязательно применяться и впредь, в виде исключения, в отношении явных и неразоружившихся врагов народа, как совершенно правильный и целесообразный метод. <…>1 (оригинал хранится в архиве президента РФ)


1 АП РФ. Ф. 3. Оп. 58. Д. 6. Л. 145-146

Когда после нападения Германии потребовались люди, в первые месяцы Великой Отечественной войны из мест лишения свободы освободили около 600 тыс. человек. Эта амнистия не касалась осужденных за контрреволюционные преступления. Но среди прочих освобождали, например, учащихся ремесленных и железнодорожных училищ и школ фабрично-заводского обучения, осужденных за нарушение дисциплины и самовольный уход из училища. Что множество людей сидит за всякую ерунду, было очевидно.

После войны началась новая волна террора, не такая массовая, но поражающая своей бессмысленной жестокостью (см. информацию об убийстве Соломона Михоэлса). Начались дела «ленинградское», «авиационное» и множество других. Массовый террор и, в частности, дело «врачей-убийц», обещавшее развернуться в широкомасштабную чистку, остановила смерть Сталина 5 марта 1953 года.

После Сталина

Берия, став главой МВД-МГБ, уже 19 марта 1953 года заменил почти всех руководителей МВД во всех союзных республиках и в большинстве регионов РСФСР и начал сворачивать репрессии. Он издал:

— Приказ о создании комиссий о пересмотре «дела врачей», заговоре в МГБ СССР, Главартупре МО СССР, МГБ Грузинской ССР. Все фигуранты этих дел были реабилитированы в двухнедельный срок.

— Приказ о пересмотре «авиационного дела». В течение двух месяцев все его фигуранты были полностью реабилитированы и восстановлены в должностях и званиях.

— Записку в Президиум ЦК КПСС о проведении амнистии. На её основании Президиум ЦК КПСС 27 марта 1953 г. утвердил указ «Об амнистии», согласно которому из мест заключения надлежало освободить 1 203 000 человек, а также прекратить следственные дела в отношении 401 000 человек.

— Записку в Президиум ЦК КПСС «О реабилитации лиц, проходящих по “делу врачей”». В ней признавалось, что ни в чём не повинные крупнейшие деятели советской медицины были представлены шпионами и убийцами, и, как следствие, — объектами развернутой в центральной печати травли на антисемитской почве. Дело от начала и до конца является провокационным вымыслом бывшего заместителя МГБ СССР Рюмина, который, встав на преступный путь обмана ЦК ВКП (б), для получения необходимых показаний, заручился санкцией Сталина на применение мер физического воздействия к арестованным врачам — пытки и жестокие избиения. Фигуранты дела были реабилитированы, Рюмин арестован.

— Записку в Президиум ЦК КПСС о привлечении к уголовной ответственности лиц, причастных к смерти С. М. Михоэлса и В. И. Голубова.

— Приказ «О запрещении применения к арестованным каких-либо мер принуждения и физического воздействия». Последующее постановление Президиума ЦК КПСС «Об одобрении мероприятий МВД СССР по исправлению последствий нарушений законности» от 10 апреля 1953 года гласило: «Одобрить проводимые тов. Берия Л. П. меры по вскрытию преступных действий, совершенных на протяжении ряда лет в бывшем Министерстве госбезопасности СССР, выражавшихся в фабриковании фальсифицированных дел на честных людей, а также мероприятия по исправлению последствий нарушений советских законов, имея в виду, что эти меры направлены на укрепление Советского государства и социалистической законности».

Ежов (справа) и Сталин. Факты и документы доказывают, что сталинские репрессии — жестокая реальность
Ежов (справа) и Сталин.
Факты и документы доказывают, что сталинские репрессии — жестокая реальность

Реабилитация

Обратите внимание: стоило лишь Сталину умереть, сразу начинают пересматривать дела, запрещать пытки, отпускать арестованных и готовить амнистию. Возглавляет это Лаврентий Берия, многолетний вернейший соратник Сталина, а Центральный комитет партии поддерживает и одобряет. То есть все всё знают и понимают. Самого Берию эта деятельность, однако, не спасла. Вскоре он и его соратники были арестованы и казнены как шпионы, организаторы репрессий и враги народа.

С 1954 года началась массовая юридическая реабилитация. В 1954–1961 годах за отсутствием состава преступления были реабилитированы 737 182 человека и еще 208 448 было отказано. Государство фактически сказало: «Извините. Мы посмотрели и поняли, что вы невиновны. Ошибочка вышла — претензий к вам больше не имеем».

Потом режим снова ужесточился, дела стали рассматривать реже. С 1962 по 1983 год были реабилитированы только 157 055 человек, отказы получили 22 754 человека.

С приходом Горбачева началась новая волна пересмотров. В 1988–1989 годах были рассмотрены дела на 856 582 человек, из которых реабилитировано 844 740 человек.

А с 1991 до 2004 года было рассмотрено еще 970 тысяч заявлений и реабилитировано свыше 630 тысяч человек.

Всего примерно 2,5 миллиона человек были официально, юридически признаны «необоснованно привлеченными к уголовной ответственности, невиновными лицами». 

Павел Колосницын

Подписаться
Уведомление о
guest

122 Комментария(-ев)
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Andrey Khoroshutin
4 года (лет) назад

Обычное дело – вменить несогласным с тобой то, что они не говорили – “репрессий не было” – а потом бодро это опровергать. Главное в фильме Дудя то, что он пытается воскресить ушедшие страхи и снова разделить общество. Ну, и чтоб любви к Родине было поменьше.

Maxim Borisov
4 года (лет) назад
В ответ на:  Andrey Khoroshutin

Гм, полагаете, общество без того не расколото и мы едины как никогда? И установка памятников Сталину не раскалывает?

Михаил Родкин
4 года (лет) назад
В ответ на:  Maxim Borisov

Кстати, а когда поставим на Канале в городе науке Дубне памятник Ежову? Или Берии в Магадане … согласитесь, много сделали товарищи для данных объектов?

Александр Денисенко
Александр Денисенко
4 года (лет) назад
В ответ на:  Maxim Borisov

Уважаемый Максим! А монолитное Единое разве мы не пережили? А не раскалывает общество так называемый Е-центр в так называемом Е-бурге? А иконостас кровавого царя у
алтарных врат в новодельных храмах? Ниже в коментариях Василия Афонюшкина замечательые слова – биологи в отсутствие лысенковцев переключились на селекционеров.
А если бы не всякие И..Лы (запрещены в России), наши женщины давно бы в паранждах ходили. Так что всё-таки может пусть ставят памятники… И пусть стоит Е-центр. А то ведь будет как с биологами. Единое, монолитное, неделимое – это нежизненное. Должна идти “тяжба абсолютов” (выражение слышал в застой на лекциях В.Непомнящего о Пушкине и Шекспире). Тогда есть шанс. Иначе останемся с техно-рэпо-вдудями и футболом. Не хочется как-то .

Анна Горская
4 года (лет) назад
В ответ на:  Andrey Khoroshutin

а «любовь к Родине» – это когда все прошлое видеть только в радужных тонах и клеймить с этим несогласных или все-таки признать, что были в истории ужасные вещи и не допускать их впредь?

Andrey Khoroshutin
4 года (лет) назад
В ответ на:  Andrey Khoroshutin

Общество всегда делится. Можно делать фильмы, которые это деление усиливают, можно – которые гасят. Вы какие предпочитаете?

Andrey Khoroshutin
4 года (лет) назад
В ответ на:  Andrey Khoroshutin

Сталинские репрессии не нужно “не допускать” (если вы имеете в виду массовые ночные аресты, обыски, “когда внезапно возникает еще неясный голос труб”). Их в том виде не будет уже никогда. Эксцессы, про которые топит любимая газета – это именно эксцессы, хотя их и пытаются представить как систему. Сейчас живут правнуки тех, кого репрессировали и кто репрессировал. И эти правнуки друг другу ничего не должны, они не боятся сталинских репрессий :)

Вот возникновение олигархата современного – вполне реально.

Алексей В. Лебедев
Алексей В. Лебедев
4 года (лет) назад
В ответ на:  Andrey Khoroshutin

>Сталинские репрессии не нужно «не допускать» (если вы имеете в виду массовые ночные аресты, обыски, «когда внезапно возникает еще неясный голос труб»). Их в том виде не будет уже никогда.

К сожалению, нет никаких гарантий, скорее напротив, эти практики возобновляются. Почитайте, например, про операцию “Север-3”.

https://www.novayagazeta.ru/articles/2019/03/02/79746-svideteli-i-palachi

Andrey Khoroshutin
4 года (лет) назад
В ответ на:  Andrey Khoroshutin

Про любовь к Родине лучше посмотреть, как обсуждаются разные исторические вопросы в других странах: что является предметом публичного знания, а что остается профессионалам историкам. Мне кажется, в Великобритании не смакуют геноцид семей глав шотландских кланов, чтоб он “больше не повторялся”

Svetlana A. Borinskaya
4 года (лет) назад
В ответ на:  Andrey Khoroshutin

Очередной казачок-то засланный. Любитель родины. Правда, как отличить от природного дурака не ясно.

Andrey Khoroshutin
4 года (лет) назад
В ответ на:  Andrey Khoroshutin

Ну, попробуйте отличить. Но переход на личности – весьма красноречив.

Maxim Borisov
4 года (лет) назад
В ответ на:  Andrey Khoroshutin

Andrey Khoroshutin Сравнивать нужно со столь же ключевыми и не столь давними явлениями, которые ни в коем случае не должны забыться и не должны повториться. Например, с преступлениями Третьего Рейха и Холокостом. С тем горем, что принесла Вторая мировая… Призывать это всё забыть, передать узким историкам, не тревожить нервы престарелых палачей, не различать злодеев и праведников, примириться со злодеяниями — это само по себе преступление. Должны быть памятники, таблички на стенах, постоянное напоминание. Если всё это вызывает слезы на глазах — значит, живо. Не знаю уж, у кого там это может вызвать к жизни слово «смаковать», какая-то моральная деформация.

Павел
4 года (лет) назад
В ответ на:  Andrey Khoroshutin

То есть незнание прошлого способствует любви к Родине?

Игнатов Кирилл Юрьевич
Игнатов Кирилл Юрьевич
4 года (лет) назад
В ответ на:  Павел

Scio me nescire. И любовь к Родине здесь совершенно не причём. Просто, когда автор пишет: “По подтвержденным документами подсчетам, за два года Большого террора 1937−1938 годов было казнено…” то дальше можно не читать. Особенно красноречиво слово “подтверждённый”, прямо как печать “Уплочено” у кота Бегемота.

Сергей Дьяков
4 года (лет) назад
В ответ на:  Andrey Khoroshutin

Извините, а почему вы считаете это эксцессами? Из документов следует, что уничтожение людей было именно нормальным, плановым делом. Вы же не считаете отказ от относительно нормальной судебной системы случайным? Указания не посылать пожилых людей в лагеря а проводить их по “первой категории” не были случайностью, как и выдача родственникам убитых ложных свидетельств о смерти.

Сергей Дьяков
4 года (лет) назад
В ответ на:  Andrey Khoroshutin

И вообще, фильм полезен. Он напоминает, что когда люди ставят что-то слишком высоко (лидера, религию, национальность, государство, справедливость, светлую идею или ещё что) то дело может кончиться вот так.

Andrey Khoroshutin
4 года (лет) назад
В ответ на:  Andrey Khoroshutin

Максим Борисов Весь вопрос в том, 1. для чего нужны эти памятники, таблички 2. И как их интерпретировать в будущем.

Andrey Khoroshutin
4 года (лет) назад
В ответ на:  Andrey Khoroshutin

Под “эксцессами” я понимаю современные дела против учёных, которые, вероятно, далеки от справедливости. Но наша любимая газета пишет так, что это система, и снова вот-вот наступит (а уже и наступил!) 1937 год.

А что касается “столь же ключевых и недавних явлений”, то, конечно, нужно не только сравнивать с преступлениями Третьего Рейха, но и сравнивать в тех реалиях, которые тогда были. Можно ещё вспомнить и про то, что некоторые страны, пока дело не стало касаться прямого вторжения Гитлера на их территории, просто возвращали убежавших евреев обратно, и их совершенно не волновала их дальнейшая судьба.

Неправосудным приговорам (“10 лет без права переписки”), тройкам, оправданиям нет никакого. Если вспомнить, однако, что было государство, которое внедряло мысль о биологическом превосходстве одного народа над другим, и о том, что некоторые народы должны были быть стёрты с лица земли, и в результате политики, которая проводилась как следствие этой мысли, с континента исчезали целые языки (“Попугай, говоривший на идиш”, все читали, я думаю), и главный вклад в уничтожение этого государства внес тогдашний СССР, причём со всеми своими заключёнными, тройками, штрафбатами, выселенными народами (но почему-то без изчезнувших языков) то выглядит это всё совсем не как тождество режимов. И “Сталинград” – станция парижского метро, она – об этом.

С позиции сегодняшнего дня все трагедии одинаково трагичны, все огромные масштабы одинаково огромны. Поэтому, если судить страны, и режимы, лучше это делать с позиций человека середины 20 века.

n11
n11
4 года (лет) назад
В ответ на:  Andrey Khoroshutin

Ну где уж нам до “профессиональных любителей Родины”…

Михаил
Михаил
4 года (лет) назад

Тогда объясните, если все обо всём знали, какова была мотивация массовых арестов и осуждения заведомо невиновных лиц? Сталин параноик?.. Сталин нарочно решил запугать население?.. Не верю…

Павел Колосницын
4 года (лет) назад
В ответ на:  Михаил

Там очень долгий процесс. Способ уничтожения политических противников превратился в массовые и бессмысленные репрессии.

Всеволод
Всеволод
4 года (лет) назад
В ответ на:  Павел Колосницын

на расширенном заседании политбюро ЦК ВКП(б) в мае 1941 года.
“…Говоря о недостатках, нельзя не отметить, – сказал Сталин, – что товарищ Жуков прав: часть наших беззаветно преданных Родине командных кадров – люди молодые, не-давно выдвинутые на командные должности, не имеющие достаточного военного опыта. В ходе своевременного и правильного очищения наших вооруженных сил от проникшей в них иностранной агентуры товарищ Ворошилов и его заместители по наркомату обороны явно перестарались, доверившись “информации”, которую получали от бывшего наркома НКВД Ежова, уволили из вооруженных сил около 40 тысяч опытных командиров якобы за политическую неблагонадежность. Большинство было уволено под прикрытием ставших модными лозунгов: за связь с врагами народа или за потерю бдительности. Достаточно было НКВД СССР установить, что среди зна-комых военнослужащего или среди тех, с кем он повседневно общался по службе, оказался разоблаченный агент иностранной разведки, чего он, конечно, не знал и знать не мог, чтобы такого командира немедленно увольняли из вооруженных сил.
Товарища Ворошилова, конечно, можно понять. Потеря бдительности – дело крайне опасное: ведь для того, чтобы осуществить успешное наступление на фронте, нужны сотни тысяч бойцов, а чтобы провалить его – два-три мерзавца-предателя в Генеральном штабе. Однако чем бы ни оправдывали увольнение 40 тысяч командиров из вооруженных сил – это мероприятие не только чрезмерное, но и крайне вредное во всех отношениях. Центральный Комитет партии поправил товарища Ворошилова. К январю 1938 года в армию и на флот возвращено 11 тысяч ранее уволенных опытных в военном деле командиров…
Такое большое количество оправдательных приговоров подтвердило, что бывший нарком НКВД Ежов арестовывал многих людей без достаточных к тому оснований. За спиной ЦК партии творил произвол, за что и был арестован 10 апреля 1939 года, а 4 апреля 1940 года по приговору Военной коллегии Верховного суда СССР провокаторы Ежов и его заместитель по НКВД Фриновский расстреляны.

В.П.
В.П.
4 года (лет) назад
В ответ на:  Михаил

Исследование документов с целью выяснить “почему?”
https://www.mat.univie.ac.at/~neretin/1937/1937.html

Всеволод
Всеволод
4 года (лет) назад
В ответ на:  Михаил

Согласно справке, которую в феврале 1954 года подготовили для Хрущева Генеральный прокуророр СССР Р.Руденко, министр внутренних дел СССР С.Круглов и министр юстиции СССР К.Горшенин, за период с 1921 г. по 1 февраля 1954 г, то есть за 33 года было осуждено за контрреволюционные преступления коллегией ОГПУ, «тройками» НКВД, Особым совещанием, Военной Коллегией, судами и военными трибуналами 3 777 380 человек, в том числе приговорено к смертной казни 642 980 человек. Обратите внимание – за 33 года, а не за 1937-38гг. Это о чём-то говорит?

Павел Колосницын
4 года (лет) назад
В ответ на:  Всеволод

В конце 1953 года в МВД СССР была подготовлена ещё одна справка. В ней на основе статистической отчетности 1-го спецотдела МВД СССР называлось число осуждённых за контрреволюционные и другие особо опасные государственные преступления за период с 1 января 1921 года по 1 июля 1953 года — 4 060 306 человек, к высшей мере 799 455 человек. 5 января 1954 г. на имя Г.М.Маленкова и Н.С.Хрущева было послано письмо за подписью С.Н.Круглова с содержанием этой информации.

И к ней прилагалась таблица сданными по годам. Там всю динамику отлично видно.

https://www.politpros.com/journal/read/?ID=783

И здесь ещё учтены не все жертвы – те же 22 тысячи расстрелянных в 1940 г. поляков

Михаил Родкин
4 года (лет) назад

Мотивация Террора? Очень простая. Общий уровень жизни с царского времени сильно упал. Надежды на рай в Советах исчезли. А опыт Гражданской войны оставался. Надо было репрессиями задушить оппозицию в зародыше. Собственно половина из это здесь обсуждающих по тем нормам активные контрреволюционеры и достойны если не расстрела то несомненно лагерей. Их оболгали – потенциально несогласных – вначале, что они были террористами и шпионами, а потом что они верили и любили режим и умирали со словами “за Сталина”. Не любили, но соорганизоваться и восстать не успели … только думали. Естественно, органы давали на места разнарядки, и иногда попадали и вовсе невиновные, но это издержки процесса. Лично мне предпочтительнее понимать, что я “за дело” – то есть за “не те мысли”, а не как “невинный баран на бойне”. Альтернатива – власти в массе были садисты, и истребляли народишко просто из удовольствия … что невероятно. И Сталин действительно был успешный менеджер, который только и мог быть у такого тоталитарного режима.

Всеволод
Всеволод
4 года (лет) назад
В ответ на:  Михаил Родкин

Из выступления Сталина на расширенном заседании политбюро ЦК ВКП(б) в мае 1941 года:Что касается большинства заключенных, находящихся в лагерях системы ГУЛАГа НКВД СССР, то это обычные уголовники, которых в интересах безо-пасности советского народа нельзя держать на свободе…
Поскольку разоблаченные и расстрелянные враги народа имели своей целью открыть ворота иноземному врагу, врагу – агрессору, своевременное разоблачение и ликвидация их – одно из важнейших мероприятий в деле подготовки страны к успешной обороне. Революция только тогда что-либо стоит, если она умеет и может защищаться, – не раз предупреждал нас Ленин. Неприступные крепости легче всего берутся изнутри…
К сожалению, факты беззакония, допущенные в про-шлом Ежовым, имели место и в наших высших судебных органах. 14 июня 1939 года председатель Военной коллегии Верховного суда СССР армвоенюрист В. Ульрих обратился ко мне со следующей просьбой: “В настоящее время имеется большое количество нерассмотренных дел об участниках правотроцкистских, буржуазно-националистических и шпионских организаций: в Московском округе – 800 дел, в Северо-Кавказском округе – 700 дел, в Харьковском военном округе – 500 дел, в Сибирском военном округе – 100 дел. Предлагаем в силу секретности защитников на судебные заседания не допус-кать. Прошу указаний. – Армвоенюрист В. Ульрих”.
Письмо было более чем странным, особенно после ян-варского, 1938 года Пленума ЦК ВКП(б)… Как вы помните, в постановлении Пленума говорилось: “Известно немало фактов, когда партийные организации без всякой проверки и, следовательно, необоснованно исключают коммунистов из партии, лишают их работы, нередко даже объявляют, без всяких к тому оснований, врагами народа, чинят без-закония и произвол над членами партии”.
Пленум подчеркнул, что все эти и подобные им факты имеют распространение в парторганизациях прежде всего потому, что среди коммунистов существуют, еще не вскрыты и не разоблачены, отдельные карьеристы-коммунисты, старающиеся отличиться и выдвинуться на исключениях из партии, на репрессиях против членов партии, старающиеся застраховать себя от возможных обвинений в недостатке бдительности путем применения огульных репрессий против членов партии…

Гончаров А.И.
Гончаров А.И.
4 года (лет) назад
В ответ на:  Михаил Родкин

“Естественно, органы давали на места разнарядки, и иногда попадали и вовсе невиновные, но это издержки процесса”:
Рассказ моего родственника, директора сельской школы:
Приходит указание –“Усилить борьбу с антисоветским элементом”. И вот сидим мы трое — председатель колхоза, секретарь сельсовета и я, директор школы, и считаем — кого отдать — У того столько детей, у того столько детей — потому что если не отдашь, сам пойдешь! – а у каждого из нас тоже дети! А как мне после этого жить — это никого не интересует.
Осуждать этого родственника у меня рука не поднимается — у него в голодомор (32-33гг) вся семья погибла на Украине — отец, мать, пятеро братьев и сестер. Страх не в печенках, в каждой клеточке тела сидел, знал, что с тобой сделать могут.
Это “издержки” или “система”?

Andrey Makarkin
4 года (лет) назад

Вы фсё врёти!))

Елена Быструшкина
4 года (лет) назад

У меня семья и по матери и по отцу репрессированые. Это очень страшно. Моей бабушке было много за 80, когда она рассказала как ее семью с детьми бросили в вагоны и отвезли непонятно куда. Возили долго. Она со слезами рассказывала, как умер ее папа от голода у нее на глазах. Даже спустя столько лет было невыносимо вспоминать тот ад, через который прошли будучи детьми. Страшно. Не дай Бог..

Михаил Родкин
4 года (лет) назад

Поясню как я понимаю и “закон о колосках”. Есть заповеди: “не убий”, “не укради”. И то что человек не крадет у соседа – не только страх, но и моральная заповедь. Но – надо полагать – в отношении отнятого у крестьян и ноне колхозного имущества это не действовало. Заменить заповедь можно было только повышенным страхом. Уже позже, в мое время, вместо жулик – если крадет государственное – было ласковое – “несун”. И поговорка: “Ну ж будь не прост, стащи с завода хоть бы гвоздь”. Вы здесь видите порицание … или ? А ведь это народный фольклор. Ну а в пропаганде это все гордо называлось: “все вокруг народное, все вокруг мое”.

Павел Колосницын
4 года (лет) назад
В ответ на:  Михаил Родкин

То есть СССР был настолько криминальным государством что что его могли спасти только массовые расстрелы?

Михаил Родкин
4 года (лет) назад
В ответ на:  Павел Колосницын

У Вас оригинальная трактовка Вы действительно считаете сугубо криминальной ситуацию, когда человек не считает священной собственность грабителя, которую грабитель силой отнял? Полагаете, хрестьяне ДОЛЖНЫ были считать колхозную собственность священной? И полагаете страшным криминалом, если они пытаться что то из нее урвать для себя? Впрочем, Вы правы, наш “смотритель от КГБ” когда я в разговоре сказал как то про “природное право” и “моральное право” – меня поучал – не говорите бессмыслицы: – право, это свод правил, которые власть в данный момент приписывают к исполнению народу. Он был умный человек, с ним было интересно говорить. Картинки про колоски, полагаю, издержки системы, а повальное воровство имело место. Но органам труднее поймать настоящего жулика, чем голодного на поле, а в счет успехов подойдут оба.

Павел Колосницын
4 года (лет) назад
В ответ на:  Михаил Родкин

А до коллективизации повального воровства не было?

Михаил Родкин
4 года (лет) назад
В ответ на:  Павел Колосницын

Полагаю, несравнимо меньше. Внутри общины и даже барин все были легитимными хозяевами – со священной собственностью. Конечно, разгром помещичьих хозяйств сработал в этом направлении, но не столь капитально как коллективизация. А иначе – чем объяснить эти “законы о колосках”? Власть что, себе в убыток сокращала тягловое население что ли? Или из врожденного садизма что ли? Конечно, нет, по необходимости

Old_Scientist
Old_Scientist
4 года (лет) назад
В ответ на:  Михаил Родкин

Поговорка была немного другая: “Ты здесь хозяин, а не гость; тащи с завода каждый гвоздь”!

Роман
Роман
4 года (лет) назад

Вот только не надо “норовить выбрать лишь удобные для себя факты”. Про указ об амнистии от 1953-го года написано с явным посылом, что все 1 203 000 – политические, тогда как широко известно, что повыпускали массу уголовников, всплекс преступности, холодное лето 53-го и т.д. Когда черри-пикинг применяется обеими сторонами в дискуссии, у человека не в теме возникает ощущение балагана.

Павел Колосницын
4 года (лет) назад
В ответ на:  Роман

Нет не с посылом что политические. Это иллюстрация того что чрезмерность наказания даже за целый ряд уголовных преступлений была очевидна

Афонюшкин Василий
Афонюшкин Василий
4 года (лет) назад

Полагаю, наше общество радикально не изменилось. В этой же статьей упоминается, что издав “закон о семи колосках” именно правительство пыталось притормозить неуемный энтузиазм народа в части репрессий своих знакомых и близких… Если посмотреть на общественную деятельность ученых , то мы увидим регулярные размышления насчет разделения зерен от плевел и агнцев от козлищ… Все хотят большей эффективности науки. но особого практического стремления не видно. Зато у нас прекрасно работает Диссернет, упорно занимаются антиплагиатом, прекрасная комиссия по лженауке. Биологи, за неимением лысенковцев, давят селекционеров и т.д. Вариант перераспределения средств в пользу достойнейших, путем сокращения недостойных ученых(желательно по ведомственному признаку или иным формальным критериям), в пользу себя любимых наиболее популярный и результативный.
Помнится один мой начальник искренне считал, что идеальная форма организации науки это как раз таки шарашка.. с мотивацией автоматом калашникова меня и моих коллег. С другой стороны, того же Сахарова, за неправильные мысли, обеспечили таки и жильем и едой. Того же Королева и многих его коллег, обеспечили возможностью заниматься любимым делом и за решеткой. Не пора ли задуматься о возрождении шарашек для репрессируемых, за выполнение своей профессиональной деятельности, ученых? Вот очередные повышения зарплат до 200% кончились переводом на пол ставки с сохранением зарплаты (но уполовиниванием оклада), теперь это выливается в голый оклад в размере 6-7 т.р… то есть мы недолюди и МРОТ нам половинная теперь и стаж. Это вот не репрессии? А работа без средств защиты (типичнейшая для ученых ситуация) наносит меньший ущерб здоровью чем кучка гематом по телу от слишком интенсивного массажа твердыми предметами?
С другой стороны – а вот вернись возможность отправить наше неэффективное начальство на колыму… разве написание доносов не будет объективно благим делом? В ситуации когда любой другой вариант трудовых споров невозможен, а последствия неэффективного управления печальны?

Игнатов Кирилл Юрьевич
Игнатов Кирилл Юрьевич
4 года (лет) назад

Совершенно верно! И самый страшный тоталитаризм – это тоталитаризм либерализма и либертарианства, просто его сторонники пока себя сдерживают.
А ещё здесь, в обсуждениях, всплывают вопросы о причинах арестов и приговоров в предвоенные годы. Да, нам сейчас это кажется иррационально – ну, действительно, не могли же какие-то полячишки сто тыщ шпионов в СССР навербовать.
Но, когда я думаю, как сегодня, скажем, министр обороны России мог допустить многомиллиардные растраты, обогащения за государственный счёт всяких амурных фавориток, то самое рациональное объяснение – шпиён! Непонятно только, почему не расстрелян… Видимо правовая система уже оптимизирована: вынесение приговора совпадает с реабилитацией.

Old_Scientist
Old_Scientist
4 года (лет) назад

Да, к сожалению, работа в шарашках тогда была эффективнее, чем на свободе. Деятельность С.П. Королева это подтверждает. Во время его работы в РНИИ в этом институте была нездоровая обстановка. Каждый руководитель темы тянул все ресурсы института на себя. Главная задача – создание реактивных снарядов “Катюша” – не была бы решена к началу войны. После репрессий в институте эта задача была решена.

Леонид Коганов
Леонид Коганов
4 года (лет) назад
В ответ на:  Old_Scientist

https://ru.m.wikipedia.org/wiki/Королёв,_Сергей_Павлович
Читайте источники и сверяйте даты и обстоятельства. Вместо пустых и голословных утверждений.
Л.К.

Гончаров А.И.
Гончаров А.И.
4 года (лет) назад

Детский сад!!! Причины репрессий — которые превосходили нацистские варварства многократно — лежат на поверхности. И чтобы их не видеть, надо завязать себе глаза (а заодно и заткнуть уши). Вот приходят люди и говорят — мир народам, земля крестьянам, заводы рабочим. Через очень короткое время все товары, включая продукты питания, исчезают. Почему? — да ясно, почему! “Централизовали”!!! Запретили торговлю и т.д. — инициативу, одним словом. Как известно, централизованное планирование даже малых систем математически невозможно. Канторович разработал симплекс-метод для фанерного завода, где и станков-то было менее двух десятков. А уж если их больше, никакой симплекс-метод с компьютерами не помогает. Но все советские годы власть осуществляла “централизованное планирование”. “Централизованное планирование” невозможно, но централизованное насилие во всех областях жизнедеятельности (экономика, право, политика, наука, образование), при таких размерах страны, очень возможно (владивостокский ЧОН разгонять жителей Владивостока сложно заставить, но псковский ЧОН будет это делать без больших угрызений совести. При затруднении с транспортировкой можно привлечь китайцев или венгров). И начались экономические деяния “советской власти”. Образованных “белоручек” убрали (кого к стенке, кого в трудармию), но люди с мозолистыми руками о логистике понятия не имели. Урожай, при прочих равных (климат, плодородие почвы, погода) зависит от вложенных в землю средств и труда. И будет больше у умного и трудолюбивого крестьянина, и меньше у глупого и ленивого. Если у крестьянина отбирать весь хлеб (продразверстка), оставляя ему только на прокорм, то умный и трудовой крестьянин разорится. И сеять больше не будет, разве самую малость — на прокорм. И в стране начнется голод (в результате которого у крестьянина отберут и прокорм, что приведет к людоедству в Поволжье в 1920-21 гг). Нет хлеба — нет промышленных товаров (объяснять нужно?). Если в стране разруха, то неизбежно начинается гражданская война (объяснять нужно?) И идиоты, которые обещали “мир народам, земля крестьянам, заводы рабочим”, должны искать виноватых в их провале. Начинаются репрессии. Сначала — “классово чуждых”.… Подробнее »

Всеволод
Всеволод
4 года (лет) назад
В ответ на:  Гончаров А.И.

Удивительно, что, зная установки партии, Ульрих предлагал не допускать защитников на предстоящие процессы арестованных военных. Ведь в такой просьбе отчетливо видно желание без тщательного, объективного разбора дел формально проштамповать в ходе судебного заседания Военной коллегии Верховного Суда СССР приговоры, которых требуют органы обвинения.
Я приказал тщательно проверить дела, о которых писал Ульрих. Часть из них оказалась построенной на провокациях и оговорах. Проходившие по этим делам и находившиеся под арестом видные в прошлом военные работники освобождены и вновь назначены на командные должности в вооруженных силах…» И. Сталин

Максим Борисов
ТрВ
4 года (лет) назад
В ответ на:  Всеволод

“Он играет услугами полулюдей. Кто свистит, кто мяучит, кто хнычет, Он один лишь бабачит и тычет”.

Михаил Родкин
4 года (лет) назад
В ответ на:  Максим Борисов

Игрища тогда еще не Верховного. Что Сталин боялся военного Термидора это очевидно. Что военные об этом думали – почти наверняка. Что многих убрали за компанию тоже почти наверняка.

Игнатов Кирилл Юрьевич
Игнатов Кирилл Юрьевич
4 года (лет) назад
В ответ на:  Максим Борисов

“Когда 6 я уголь взял для высшей похвалы —
Для радости рисунка непреложной, —
Я б воздух расчертил на хитрые углы
И осторожно и тревожно.”

Далее по тексту

Максим Борисов
ТрВ
4 года (лет) назад

Это к чему? В подтверждение того, что Мандельштам одумался и раскаялся? От незнания истории или цинизм такой? Заставили каяться и насиловать талант, потом все равно не понравилась “халтура” и уничтожили. Чистый “1984”.
За одно это преступление и издевательство нужно проклясть всех палачей и их “строй”.

Игнатов Кирилл Юрьевич
Игнатов Кирилл Юрьевич
4 года (лет) назад
В ответ на:  Максим Борисов

А кто решает, что сделано искренне, а что по принуждению? Ну, право, не досужие блоггеры почти век спустя…
Коли Вы вспомнили “1984”, то, наверное, и про историю со “списком Оруэлла” стоит напомнить.

Максим Борисов
ТрВ
4 года (лет) назад

https://books.google.ru/books?id=PeChAAAAQBAJ&pg=PT31&lpg=PT31#v=onepage&q&f=false

Волков: Примечательно, что Мандельштам сначала написал сатирическое стихотворение о Сталине, за которое его, по-видимому, и арестовали в 1934 году. А «Оду» он написал позднее. Обыкновенно бывает наоборот: сначала сочиняют оды, а потом, разочаровавшись, памфлеты. И реакция Сталина была, на первый взгляд, нелогичная. За сатиру Мандельштама сослали в Воронеж, но выпустили. А после «Оды» — уничтожили.

Бродский: Вы знаете, будь я Иосифом Виссарионовичем, я бы на то, сатирическое стихотворение, никак не осерчал бы. Но после «Оды», будь я Сталин, я бы Мандельштама тотчас зарезал. Потому что я бы понял, что он в меня вошел, вселился. И это самое страшное, сногсшибательное.

https://lechaim.ru/ARHIV/144/sarnov.htm

Мандельштам понял намерения Сталина. (А может быть, ему намекнули, помогли их понять.) Так или иначе, он оказался заложником этих сталинских планов, этих невысказанных, но достаточно понятных сталинских намерений. Доведенный до отчаяния, загнанный в угол, он решил попробовать спасти жизнь ценой нескольких вымученных строф. Он решил написать ожидаемую от него «оду Сталину».

Вот как вспоминает об этом вдова поэта.

«У окна в портнихиной комнате стоял квадратный обеденный стол, служивший для всего на свете. О. М. прежде всего завладел столом и разложил карандаши и бумагу. Для него это было необычным поступком – ведь стихи он сочинял с голоса и в бумаге нуждался только в самом конце работы. Каждое утро он садился за стол и брал в руки карандаш: писатель как писатель! Не проходило и получаса, как он вскакивал и начинал проклинать себя за отсутствие мастерства: “Вот Асеев – мастер! Он бы не задумался и сразу написал!..” Попытка насилия над самим собой упорно не удавалась».

(Надежда Мандельштам. Воспоминания)

В конце концов «попытка насилия над собой» все-таки удалась.

В результате явилась на свет долгожданная «Ода»

Игнатов Кирилл Юрьевич
Игнатов Кирилл Юрьевич
4 года (лет) назад
В ответ на:  Максим Борисов

Вот Вы приводите мнения Бродского, Надежды Яковлевны, Соломона Моисеевича… Мне кажется, что в случае с талантом, тем более с талантом такого уровня как Мандельштам, argumentum ad verecundiam, простите, неуместен. Только текст, текст авторского произведения – всё в нём. И любые попытки вмешаться в текст, начать его редактировать, мол, это написано по велению сердца, а здесь – чуждые влияния, неуместны, потому что стихи – это «сияющее дуновенье божественного ветерка». А не набор рифм и аллитераций. Рука Бога водит руку поэта, а когда вдова вспоминает, музыковед-иммигрант книгу пишет в США или гений говорит о гении – там, простите, интересы, а не рука Бога. Их мнение важно, но не более чем других читателей, скажем – Ваше. А творчество я воспринимаю целостно: в поэте нельзя отделить «верное» миропонимание художника от «неверного», так вместе в неразрывном переплетении всё и существует.

Максим Борисов
ТрВ
4 года (лет) назад

Куда уж достовернее – воспоминания жены, которая знала мотивы, наблюдала сам процесс, удачи, неудачи, эмоции. Так или иначе, фактическая сторона дела – это вынужденная работа, а что уж в результате получилось – это, конечно, можно оценивать по-разному. Можно считать неудачей, можно считать чем-то гениальным (как Бродский). Можно считать дьявольским соблазном (невольное увлечение в процессе вынужденной работы или рождение извращенной любви к палачу как в “1984”), многоуровневые шифровки для потомков (и такое мнение есть). Но внешняя канва и факты однозначны – это так или иначе насилие над человеком, физически затем бессмысленно уничтоженным гением. Что нельзя простить.

Если нет этого понимания и есть желание всеми правдами и неправдами издевательски подвести к этическому и эстетическому релятивизму (мол, правды нет, истины нет, а я могу думать, как нравится) – это в данном случае не “прикольный постмодернизм”, а тривиальная моральная деформация. И таких “обломков системы” у нас пруд пруди. Изнасилованная нация глубоко больна, и вместо лечения очень большой соблазн “из грехов своей родины вечной… сотворить кумира себе”. “Навеять сон золотой”.

Гончаров А.И.
Гончаров А.И.
4 года (лет) назад
В ответ на:  Максим Борисов

На самом деле история была проще. Второй раз арестовали потому, что был первый арест. При первом аресте был тщательный обыск — знали, что искали. При втором их уже ничего не интересовало — “план” выполняли.
Могу Вам рассказать про арест моего знакомого, родственника Шапошникова (в семидесятых годах пономарил в храме пророка Ильи в Обыденном переулке, там и познакомились). Далее его рассказ.
“Прихожу после работы домой, мне на лестнице говорят –“За тобой пришли”.
Взяли меня, повели, приводят в какой-то подвал. Ну, думаю, тут и расстреляют. Нет. “Садись”, — говорят. Сел.
Спрашивают: “Куришь?” — “Нет”
“Пьёшь? — Нет”.
“Женат? –Нет”
“Три года!
“За что??”
“Как же за что? – Куришь? — Нет!!
Пьёшь? — Нет!!
Женат? — Нет!!!
Тайный монах! — Три года!”
И поехал я на Соловки. А как освободился, с грамотой об ударном труде, обосновался в богоспасаемом граде Коврове. Счетоводом устроился. А через год завет меня на прогулку наш бухгалтер. Сели мы с ним на бережку, выпили, закусили, он мне и говорит: “Уезжай. Сейчас по второму раза сажать будут, так что уезжай”. — Ну, я и начал бегать. До самой армии. И от второго ареста убежал.

Это была просто кровавая лотерея. Обыкновенный сатанизм. Хотя начиналось всё, как “христианская” ересь. Нынешним молодым в это трудно поверить, но было именно так.

Максим Борисов
ТрВ
4 года (лет) назад
В ответ на:  Гончаров А.И.

Судьбу Мандельштама отслеживал (и “руководил”) лично Сталин. Это достоверно известно хотя бы по звонку Пастернаку и «изолировать, но сохранить». Так что тут не может быть так всё просто, это в любом случае должна была быть санкция с самого верха. И кровь лично на руках Усатого.

Гончаров А.И.
Гончаров А.И.
4 года (лет) назад
В ответ на:  Максим Борисов

Время первого ареста и второго ареста — совсем разные времена. Обратите внимание — история гибели Мандельштама неизвестна. Слухи вообще жуткие. “Отслеживал”?

Александр Денисенко
Александр Денисенко
4 года (лет) назад
В ответ на:  Максим Борисов

Так сохранить или убить требовали сверху?

Максим Борисов
ТрВ
4 года (лет) назад

Очевидна некая заинтересованность и давление, желание чего-то добиться, с последующим “разочарованием” и решением “стереть в лагерную пыль”, чтобы и памяти не осталось. Вряд ли ошибка исполнителя, скорее чутко прислушивались к настроениям высшего начальства. Не столь многими интересовался лично Сталин.

Old_Scientist
Old_Scientist
4 года (лет) назад
В ответ на:  Гончаров А.И.

Именно русская интеллигенция своей враждой с царем привела страну к катастрофе. Вспомните всех этих Милюковых, Гучковых и Набоковых. Вспомните речь Милюкова “Глупость или измена”, произнесенную в Думе в конце 16 года. Вот начало катастрофы.
Но можно посмотреть еще дальше, в начало 20 века. Как интеллигенция приветствовала вступление России в войну с Германией в 1914 году! Какой был общенациональный подъем! Воистину, правильно сказано – если Бог хочет наказать, он лишает разума.
Впрочем, все катастрофы, случившиеся во время царствования Николая Второго, начались еще с трагедии на Ходынском поле. Уже тогда были написаны пророческие строки: “кто начал царствовать Ходынкою, тот кончит жизнь на эшафоте”.
В общем все виноваты, от дореволюционной интеллигенции до правяшей династии.

Леонид Коганов
Леонид Коганов
4 года (лет) назад
В ответ на:  Old_Scientist

“Не говори мне про застой,
И то, что Брежнефф в нем виновен,
А я-то думал, что Бетховен,
Или, быть может, Лев Толстой…”.
Это – из Иртеньева Игоря Моисеевича.
Может, хватит с нас со всехх марксова долбаного детерминизма?
Вот, ознакомьтесь-ка лучше с:
https://www.mk.ru/social/2019/05/23/vesennee-obostrenie-psevdopatriotizma-zachem-molodezh-otravlyayut-nenavistyu.html
Л.К.

Гончаров А.И.
Гончаров А.И.
4 года (лет) назад
В ответ на:  Old_Scientist

Вспомните и о том, что Ленин в октябре возглавил временное правительство — легитимное до созыва Учредительного собрания. И выборы в Учредительное собрание большевики проиграли. Просто тогда никто не думал, что могут быть такие “политики” как Ленин-Сталин и Гитлер. Способные на всё. Но любую гадость, на любую кровь.
И интеллигенция виновата не в том, что не любила царя — монархия — единственное государственное устройство, о котором Сам Господь высказался резко негативно (посмотрите 1-ую Царств) , а демократия имеет твердое религиозное основание (Второзаконие, 1 глава).
Интеллигенция виновата в том, что не думала над идейным опровержением марксизма-большевизма. И сейчас, в основном, думает о карьере (о “самореализации”), а не о судьбах своих соотечественников.
“Самореализация” — совсем неплохо, но ведь надо соображать, что во-первых, что во-вторых. И. Пригожину было очевидно, что без демократии ничего не будет — ни науки, ни вообще ничего. Неужели это доказывать нужно?

Михаил Родкин
4 года (лет) назад
В ответ на:  Old_Scientist

Да, интеллигенция и буржуазия не любили царизм – а что надо, было любить, предвидя, что придут Ленине, Троцкий и Сталин – и будет еще хуже? Как нам, видимо, надо любить ВВП, так как после него логично придет силовичек-боровичек, который для начала перестреляет и пятую колонну и опору Путина – госолигархов … к одной стеночки их поставит? Потом правда жизнь еще более ухудшится … кого стрелять то станут?? Аналогично давным-давно на Гаити сначала перебили всех белых, потом всех мулатов … некогда цветущая страна и поныне самая бедная и несчастная

Old_Scientist
Old_Scientist
4 года (лет) назад
В ответ на:  Михаил Родкин

Да, уже тогда были люди, которые понимали чем закончится вражда интеллигенции с царем. Понимали и предупреждали. Гершензон вкниге “Вехи” писал, что только царские штыки защищают интеллигенцию от гнева народного.

Михаил Родкин
4 года (лет) назад
В ответ на:  Old_Scientist

А чем же интеллигенция заслужила то гнев сей? Тем что прекратила множество заболеваний – нашла как лечить их? Или тем что (попозже правда) “зеленую революцию” сделала и голод убрала? Или может что телефоны и железные дороги выдумала? Древние народы в мифах учителей таких обожествляли, а не дубинами потчевали

Old_Scientist
Old_Scientist
4 года (лет) назад
В ответ на:  Михаил Родкин

Взаимоотношения народа и интеллигенции хорошо описал Булгаков в “Собачьем сердце”. Профессор Преображенский против Швондера и Шарикова.

Леонид Коганов
Леонид Коганов
4 года (лет) назад
В ответ на:  Old_Scientist

Подменять литературными художественными вымыслами массив фактов документированной истории считаю не шибко нравственным.
Известно мнение литератора и политика господина Э.В. Лимонова (Савенко) о булгаковской книжке как о “гнусной и антипролетарской”, мнение, которое я разделяю.
Л.К.

Old_Scientist
Old_Scientist
4 года (лет) назад
В ответ на:  Леонид Коганов

Если мы обсуждаем массовые репрессии 30-х годов, то эта книга помогает понять, как они вообще стали возможны. Книга написана задолго до начала репрессий, но объяснят их причину. Этой причиной является классовая ненависть таких как Швондер и Шариков, к таким как Преображенский. Попробуем представить себе судьбу этих персонажей через несколько лет. На Преображенского напишет донос его домработница и Швондер по этому доносу отправит Преображенского в лагерь на Колыму.
Там Преображенский будет лагерным врачом и вернется через 20 лет, после 20 съезда КПСС, когда его реабилитируют. Швондера расстреляют свои же еще в 37-м.

Александр Денисенко
Александр Денисенко
4 года (лет) назад
В ответ на:  Old_Scientist

А Роман Карцев в фильме показал Швондера положительным героем. Танант. И есть своя правда. Как и у Шарикова. Что поделаешь. Артисты танантливы.

n11
n11
4 года (лет) назад

Роман Карцев человек безусловно очень талантливый, но в Швондере в его исполнении ничего положительного нет, это уже особенности вашего восприятия

Александр Денисенко
Александр Денисенко
4 года (лет) назад
В ответ на:  n11

Да вряд ли. Рома Карцев талантливо показал хорошие черты большевиков

Михаил Родкин
4 года (лет) назад

А вообще – в отношениях Власти и Народа мне как то всегда вспоминается старик из Белорусской болотной глубинки. Вечером после спиртика на вопрос, а когда дед лучше всего жилось то – неожиданно для всех нас ответствововал – да в войну сынки – коммуняки убежали, а немцы, считай, и не дошли.

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (10 оценок, среднее: 3,20 из 5)
Загрузка...