Что губит российскую науку и как с этим бороться. Часть II

Георгий Георгиев, академик РАН, координатор программы РАН «Молекулярная и клеточная биология»
Георгий Георгиев,
академик РАН, координатор программы РАН «Молекулярная
и клеточная биология»

Редакция завершает публикацию программной статьи академика РАН Георгия Павловича Георгиева, одного из создателей молекулярной биологии и молекулярной генетики высших организмов, основателя и научного руководителя Института биологии гена РАН, лауреата Госпремий СССР и РФ. Начало в «Троицком варианте — Наука» № 192 от 17 ноября 2015 года.

Полное отсутствие индексации

В стране идет непрерывная инфляция, превышающая инфляцию на Западе. Пока это не сказывалось на курсе рубля, ситуация оставалась неизменной. Однако так долго продолжаться не могло. В 2014–2015 годах произошел обвал рубля. На сегодня рубль упал более чем в два раза по отношению к доллару, а покупки практически всех реактивов и оборудования идут по импорту на доллары или евро. Поэтому та доля грантов, которая выделяется на оборудование и реактивы, должна возрастать в два раза или, грубо говоря, надо в два раза снижать требования по гранту. Иначе это будет прямой обман грантополучателя. Это касается всех грантов.

Необходимо при выдаче грантов закладывать в их финансирование индексацию, связанную с инфляцией и падением курса национальной валюты.

Произвол в оценке результативности и эффективности деятельности институтов

Пока об оценке институтов в основном разговаривают, заседают рабочие группы, издаются проекты законов, но в жизнь это еще претворяться не начало. Однако в скором времени эта оценка может стать еще одним разрушительным фактором нашей науки. Руководство (Минобрнауки и ФАНО) хочет оценивать институт в целом, а не по подразделениям (лабораториям и научным группам). Для этого создаются сложные формализованные анкеты, которые трудно проверить, практически невозможно сопоставить их различные пункты, и в результате можно оценить любой институт так, как этого хочет оценивающий. Основная оценка результативности — это общее число статей без учета их уровня и без учета вклада института в выполненную работу. Не учитывается даже число статей на одного сотрудника, что делает несопоставимыми эффективность работы больших и малых институтов. Множество показателей не имеет отношения ни к результативности, ни к эффективности работы института. Такая оценка с вытекающими из нее организационными выводами разрушительна для нашей науки. Вспомним неудачную попытку РАН провести оценку институтов два года назад примерно по сходным критериям.

Гораздо проще провести оценку наименьших независимых подразделений института (отделов, лабораторий и научных групп). Здесь можно применить набор тех приемов, которые применялись при проведении пилотного проекта оценки институтов, относящихся к референтной группе «Молекулярная и клеточная биология», в 2014–2015 годах, такое же сочетание наукометрических показателей и экспертизы, выполняемой руководителями и ведущими сотрудниками наиболее выдающихся по наукометрическим показателям подразделений. В целом оценка подразделений институтов была очень похожа на оценку заявок по программе МКБ.

В результате оценки подразделения институтов разделяются на группы А (лаборатории, работающие на передовом мировом уровне), Б1 (сильные фундаментальные лаборатории), В1 (сильные прикладные подразделения), Б2 и В2 (посредственные фундаментальные и прикладные подразделения) и Г (слабые подразделения). Подразделениям А присуждается 6 баллов, Б1 и В1 — по 3 балла, Б2 и В2 — по 1 баллу, Г — 0 баллов.

Числовая оценка института вычисляется следующим образом. Она равна [(% подразделений А) х 6 + (% Б1+В1) х 3 + (% Б2+В2) х 1] + [(% научных бюджетных ставок в подразделениях А) х 6 + (% в Б1+В1) х 3 + (% в Б2+В2) х 1]. Эта сумма варьирует в пределах от 0 до 1200. Она, таким образом, определяет процент подразделений и число сотрудников, работающих в лабораториях разного качества. Экспериментальная оценка 17 институтов по вышеуказанным правилам дала величины от 1024 до 340.

Иногда возражают, что институт — это единое целое, но наша комиссия среди 17 институтов такого не встретила. Если таковые есть, их оценку можно несколько модифицировать.

Комиссия более высокого ранга по оценке институтов может менять число баллов в зависимости от особых достоинств или недостатков института как целого, но не более чем на 25% в ту или иную сторону.

При таком подходе можно действительно выявить сильные институты независимо от их размеров и поддержать сильнейших. Одновременно такая оценка может стать основой для проведения рациональной реструктуризации.

«Приписанные статьи» и статьи «скрытых эмигрантов»

Это еще одно больное место, проистекающее из неправильной организации финансирования науки. Оно состоит в финансировании ученых, не доказавших свой высокий уровень. Так, был период, когда было решено направить большие деньги в университеты и вузы для поднятия в них науки. Вопрос о том, кто же там будет делать науку, а также сильная ли в данном университете наука или вообще никакой, не стоял. В результате в ряде университетов, где приобрели за большие деньги дорогостоящее оборудование, оно хранится на складах не используемое и постепенно стареет.

В других случаях возникло новое интересное явление. Университетские лаборатории платят деньги ученым Академии за то, что они вставляют их в статьи и повышают количество публикаций в университете («приписанные статьи»).

В самих академических институтах нередки следующие факты. Какой-либо сильный ученый полностью эмигрирует, получая, скажем, позицию завлаба на Западе. По каким-то причинам, материальным или «гуманистическим», он решает сохранить свою позицию в институте, оставив в нем уже ненужную ему трудовую книжку, хотя работать в институте он более не намерен. Но он вставляет во все свои или часть публикаций титул института. Работа его абсолютно не связана с другими сотрудниками коллектива, все соавторы — иностранцы, но работы этих «скрытых эмигрантов» приносят баллы коллективу и институту, хотя никаких связей уже не осталось. Иногда бывает и промежуточная ситуация, когда ученый реально работает и тут и там, и это нормально, часто бывает полезным, и речь об этом не идет.

Необходимо для оздоровления нашей науки очищать ее от «приписанных статей» и «скрытых эмигрантов», не нарушая при этом нормальное международное научное сотрудничество. Это легко сделать в рамках проверки институтов по подразделениям и практически невозможно при оценке института в целом.

Вред от бездумного слияния институтов

Сейчас полным ходом идет подготовка к реструктуризации, проще говоря, слиянию институтов РАН под лозунгом развития междисциплинарных исследований. Следует отметить, что сегодня никто не мешает ученым разного профиля вести междисциплинарные исследования. Приведу в качестве примера наш институт, где молекулярный биолог А. С. Соболев прекрасно сотрудничает с химиками кафедры радиохимии МГУ и Медицинского радиологического научного центра в Обнинске и медиками Онкологического института им. Герцена и Урологического института для создания модульных нанотранспортеров, обеспечивающих доставку лекарственных веществ или эмиттеров излучений к их мишеням. Таких примеров можно привести множество.

Рис. М. Смагина
Рис. М. Смагина

Междисциплинарные работы должны обладать большой гибкостью, поскольку часто может происходить смена партнеров в совместных исследованиях. Слияние же институтов в целях междисциплинарности создает для последней жесткие рамки и приносит только вред. Если руководство стремится к междисциплинарности, можно было бы создать специальную программу с соответствующими грантами.

Далее. Слияние институтов возможно только после их детальной оценки, причем именно по подразделениям, чтобы иметь ясное представление о научных целях такого слияния. Сливать слабые институты — явная бессмыслица. Сливать сильные коллективы — это, скорее всего, способ навредить им обоим или одному из них. Слияние, видимо, полезно, когда есть сильный институт и сравнительно слабый (слабые) того же профиля. Тогда жизнеспособные лаборатории более слабого института (слабых институтов) могут присоединиться к сильному и постепенно повысить свой научный уровень. Однако это не имеет никакого отношения к междисциплинарности.

Другой вариант явно полезного слияния — объединение сильного института с упором на ориентированные исследования с прикладным институтом того же профиля.

Наконец, об оптимальных размерах институтов. Богатый западный и наш, российский опыт говорит, что многие средние по размеру институты часто (конечно, не всегда) оказываются эффективнее гигантов. Это еще один фактор, который надо учитывать, чтобы не навредить.

Опасность от «головных институтов»

Недавно Научно-координационный совет ФАНО проголосовал за создание головных институтов, управляющих определенными направлениями в науке. Эта система практически подменяет принятую во всем мире грантовую систему распределения финансирования между наиболее сильными коллективами. Научный совет программы состоит из наиболее сильных ученых в данной области, и он может работать гораздо объективнее, чем институт, заинтересованный прежде всего в поддержке самого себя.

Если не принять специальных мер, такая система финансирования создает широкие возможности для произвола и коррупции. За рубежом мне известна одна такая система, NIH, но там ученые институтов NIH получают фиксированную поддержку, а все гранты NIH распределяются между лабораториями, не входящими в эту систему. Кроме того, на NIH выделяются огромные суммы денег, о которых ФАНО не может и мечтать.

Наконец, внутренняя научная гетерогенность большинства наших институтов вряд ли может вообще позволить создавать головные институты.

Честная грантовая система, несомненно, лучше системы головных институтов.

Странные госзадания институтам

По сравнительно недавно установленным правилам институтам дается госзадание, и на его выполнение выделяется субсидия, которой хватает на выплату минимальной установленной законом зарплаты согласно штатному расписанию института, оплату электричества и отопления института и на другие технические нужды. Ни на оборудование, ни на реактивы денег не выдается. Еще можно допустить, что при таком финансировании могут по госзаданию работать математики и другие теоретики, хотя при этом следует учесть, что зарплата их будет ниже объявленной средней зарплаты по Академии: 30 тыс. руб. в месяц в среднем на научного сотрудника. На самом деле 30–35 тыс. руб. получает директор института; сотрудники же получают, соответственно, меньше: 15–20 тыс. руб. Где уж там говорить об объявленном превышении средней зарплаты ученых над средней зарплатой по региону.

Что же касается экспериментаторов, то они могут только пить чай. Тем не менее от них требуют писать отчеты о якобы проделанной работе вообще без реактивов и материалов. При этом работа не должна поддерживаться какими-либо другими грантами. Конечно, ученые — люди достаточно умные, и они находят выход из положения — делают работу, приходящуюся на госзадание, за часть денег, выигранных по грантам. Но зачем придумывать заведомо нелепые требования, остается непонятным. Когда пытаешься объяснить некоторым руководителям ФАНО, что сегодняшнее госзадание денег на науку не предусматривает, в ответ слышишь, что их достаточно для выполнения всей научной программы госакадемий (?!).

Наконец, как в насмешку прозвучало требование ФАНО сообщить, сколько статей будет написано по госзаданию, т. е. без единого рубля на научную работу. Конечно, можно научные факты выдумывать — но к чему это приведет нашу науку?

Чтобы госзадание было реалистичным, надо выделять на его выполнение дополнительное финансирование, которое зависело бы от важности ведущихся подразделением работ и предыдущих его достижений.

Госзадание Академии

Еще более комично выглядит госзадание членам Академии. Каждому академику или членкору предлагается ежеквартально заполнять анкету из 17 пунктов, указывая, сколько он сделал экспертиз, прочитал популярных лекций и т. д. Считается, что это работа, за которую они получают стипендию. Непонятно только, как быть с весьма старыми и уже не способными к такой деятельности некогда блестящими учеными. Или инвалидами, каким был, например, покойный Ландау.

Все-таки звания и плата за звания выдаются за сделанные выдающиеся работы, а не за будущие лекции и доклады. Разумеется, члены Академии, пока они могут, должны вносить максимальный вклад и в руководство научной деятельностью, и в организационную работу, и большинство находит в этом смысл жизни, но явно не следует превращать это в очередной раунд бумагомарательства.

Осложненная закупка оборудования и реактивов

Западный ученый борется за грант, но не за его расходование. Полученные на выполнение работы деньги он расходует так, как считает нужным, не составляя для этого долгосрочных планов. В некоторых институтах можно прямо в здании института по пластиковой карточке купить из средств гранта нужный фермент.

У нас требуется на год вперед (а в проекте — на три) составлять график покупки реактивов. До такого не додумывались и в советское время. Потребность в новом реактиве может возникнуть совершенно неожиданно. Западному ученому на его получение потребуется максимум две недели, нашему — минимум полгода. Почему-то на некоторые так называемые бюджетные гранты (хотя практически все гранты идут из бюджета) распространяется правило об обязательных аукционах даже на мелкие закупки, что ведет к дальнейшим затяжкам.

Кроме того, цена реактива или прибора, в связи с падением рубля, вообще заранее неизвестна. Абсурд очевиден. Ни о каком соревновании с Западом речи идти не может.

Наличие посредников и таможенные сборы примерно в два раза повышают стоимость реактивов. Это происходит от распространения закона о закупках на все сферы деятельности, хотя для науки должно быть особое законодательство или подзаконные акты по закупкам. Их результатом должны стать отмена жесткого планирования закупок, учитывая непредсказуемый характер научных исследований, и сильное упрощение закупок, ведущее к укорочению срока поставок и ускорению научного процесса. Без этого нам обеспечено отставание.

(Надо перестать смотреть на ученого как на жулика, стремящегося положить в карман государственные деньги. Даже если такое произойдет, то работа будет провалена. При правильной системе оценки работы по результату данный ученый уже никогда не получит гранта и вынужден будет покинуть науку.)

Вред от деятельности таможни

Таможенные сборы сильно удорожают стоимость реактивов и оборудования, что при низком финансировании и падении курса рубля дополнительно бьет по нашей науке. Почему Сколково в значительной мере освобождено от таможенных сборов, а другие, не менее важные программы — нет?

Кроме того, сама работа таможни оставляет желать много лучшего. Реактивы часто хранятся в недопустимых условиях, например в отсутствие сухого льда, когда тот бывает нужен для их сохранности. В результате дорогие реактивы, когда об их прибытии весть доходит до ученого, уже можно выбрасывать. Ясно, что, если бы таможня, в частности ответственные за сохранность реактивов лица, платили за такие эпизоды в трехкратном размере (оплата реактива, возмещение потерянного времени, морального ущерба), то эти «эпизоды» более не повторялись бы.

Наконец, резко ограничен обмен образцами между Россией и зарубежными партнерами. Между тем такой обмен является важным фактором усиления исследований и ускорения их проведения. Понятно, что нельзя передавать образцы, имеющие военное значение, но для гражданской науки такие ограничения вредны. Раньше мы от Запада получали больше, чем отдавали.

Например, на заре генной инженерии в наших лабораториях пытались получить хорошие плазмиды для встраивания в них генов, но все конструкции были неудачны. Тогда я попросил одного незнакомого мне американского ученого прислать наиболее в тот момент совершенную плазмиду, им сконструированную. Он немедленно прислал, разрешив передачу ее и в другие лаборатории, что я и сделал, обеспечив все наши генно-инженерные лаборатории лучшей плазмидой. За две недели была решена проблема, над которой бились уже несколько месяцев.

Итак, для усиления нашей науки необходимо облегчить или вообще освободить научные материалы от таможенных пошлин, ввести ответственность за их порчу и сделать свободным двусторонний обмен научными образцами под ответственность директоров институтов.

Засилье формализма

К ярким примерам формализма относится оценка труда ученого по количеству, а не качеству статей. С одной стороны, сейчас становится модным определять результативность ученого или коллектива по числу публикаций, отмеченных в Web of Science или на других сайтах, независимо от их качества. А там, как известно, фигурируют не только слабенькие публикации, которые принимают в так называемые мусорные журналы, но даже и тезисы некоторых не слишком сильных конференций.

С другой стороны, РНФ требует от лабораторий, выигравших гранты на лучшие лаборатории, по крайней мере 22 статьи за три года. Завлабы отвечают на это дроблением публикаций на несколько, печатая их во второсортных журналах. В результате престиж нашей науки не повышается, а только падает.

ФАНО вообще решило, что на каждого сотрудника в год должна приходиться одна статья, т. е. лаборатория из 10 ученых должна публиковать 10 статей в год не важно какого качества. Я помню, что моя очень большая лаборатория из 35 человек (до перестройки), куда ездили стажироваться профессора из США, Англии, Франции, Канады, Японии и других стран, а публикации выходили в журналах Cell, Nature и Science, не выпускала более 8–15 (а не 35) статей в год, т.е. сегодня она пребывала бы среди отстающих.

Совершенно очевидно, что надо оценивать не количество, а качество работ, которое находит отражение в высокорейтинговых публикациях или создании новых важных продуктов или технологий.

Выше отмечалось, что на сегодня лучшим, хотя не идеальным показателем является ИФ публикации с поправкой на вклад коллектива или ученого.

Другим ярким образцом формализма является предложение лаборатории запланировать, сколько статей и в каком квартале будет ею опубликовано. Тот, кто хоть немного знаком с наукой, знает, что это абсолютно невыполнимое требование. Но на всё это уходят силы и время ученого.

Разрабатывается система дележа статей между институтами, чтобы снизить показатели институтов. Как это согласуется с принципом междисциплинарности — можно только гадать.

Гранты у нас, как правило, выдаются под заявки с чрезвычайно строгим планированием. Последнее касается не только строгого соответствия результатов плану, но даже таких деталей, как число публикаций, число защищенных диссертаций и т. п. Представленная к отчету статья должна точно соответствовать плану и целям гранта. Результат — подгонка результатов, слабые диссертации, а главное, упущенные действительно важные результаты. В фундаментальной науке результат непредсказуем — иначе не было бы и науки, всё было бы ясно заранее. Даже в ориентированной науке, хотя цель и подходы к ее достижению ясны, предсказать заранее успех обычно невозможно. Лишь в чисто прикладной науке, где ясен результат и пути его достижения, можно строить жесткие планы.

Разные фонды требуют, чтобы в публикациях ссылались только на них, а другие гранты выдавались бы под другие темы. Но многие гранты так малы по размерам, что могут играть лишь подсобную роль в большой работе. Сюда же относится и запрет на двойную аффилиацию ученого. Мы берем с Запада только плохие примеры, а от хороших воздерживаемся.

Сейчас руководство собирается ввести систему списания реактивов после каждого эксперимента — в результате еще значительная часть времени ученого, вместо научной работы, уйдет на создание формальных бумаг.

Другая «плодотворная» идея — оценивать качество конкурсных программ по тому, сколько статей по ним обещали опубликовать выигравшие гранты.

Можно привести еще множество примеров формализма, за который ученые расплачиваются своим временем, нужным для их профессиональной деятельности.

В планах по чисто фундаментальной науке следует указывать основное направление и цели работы, но без жестко очерченного ожидаемого результата. Часто неожиданный результат полностью меняет линию исследований, что ведет к гораздо более важным итогам. Отчитываться следует публикациями в высокорейтинговых международных журналах.

В ориентированных работах, в которых планируется создание нового продукта или технологии, последние должны быть созданы и проверены, но результаты проверки непредсказуемы. По этим разделам должен писаться план проекта и отчет. На выходе должен быть новый продукт или новая технология (патенты), результаты проверки и, по возможности, сильные публикации.

Формализм при поддержке ученых

Примеры вреда формализма — во всех областях. Например, решено выдавать субсидии на приобретение жилья сильным молодым ученым. Эти стипендии недостаточны для приобретения жилья, но при добавках к ним позволяют ученым зацепиться за тот город, где можно заниматься наукой. Казалось бы, на первое место должны выдвигаться молодые ученые за научные достижения. Но, увы, это не так. Наша очень талантливая и преданная науке сотрудница не получает субсидию, потому что в ее семье на нее приходится на 1,5 кв. м больше общей площади, чем это означено в нормах для выдачи новой площади очередникам. Хотя выдача площади очередникам и части стоимости жилья талантливому ученому с целью задержать его в России — это две вещи разные, но субсидию получает более слабый ученый, у которого общая площадь составляет не 11,5, а 10 кв. м. Талантливый же молодой ученый уезжает за рубеж.

Другой пример. Талантливая сотрудница вернулась из США в ИМГ РАН, выиграв грант на образование Новой группы программы МКБ. Она подала заявку на субсидию на жилье, но ей отказали, так как у нее есть собственность в городе Сосновке Кировской области, где науки, естественно, нет, а стоимость собственности в Сосновке ничтожна. Скорее всего, ей придется возвращаться в США.

Пока жилищные субсидии распределяла РАН, формализма было меньше, хотя в некоторой степени присутствовал фактор приятельских отношений. С приходом к власти ФАНО формализм резко возрос.

Необходимо снижать уровень формализма, а поддерживать в первую очередь тех, кто может делать и делает сильную науку, не требуя от него заполнения всяких бессмысленных бумажек.

Беспредельное бумаготворчество

При составлении заявок на многие гранты и отчеты по ним у нас необычайно сильно развито бумаготворчество. При этом особенно в отчеты вводится масса лишней информации. Для Запада характерны очень длинные, избыточные заявки, но отчеты, если есть хорошие публикации, имеют минимальные размеры. Программы Президиума РАН до недавнего времени тоже имели неформальные отчеты, но с прошлого года ФАНО потребовало давать отчеты по правилам ГОСТа.

Интересно, что РНФ и РФФИ сумели отстоять краткие деловые отчеты, и это никому не вредит, а лишь приносит пользу ученым, освобождая их время для творчества.

Отчеты крайне формализованы и очень объемисты — требуется написать около сотни страниц. В то же время информативность таких отчетов крайне невысока. Кроме того, большой объем отчета делает внимательную проверку его научной части физически невозможной. В результате проверка идет по чисто формальным признакам, что легко позволяет скрыть невыполненную работу.

В итоге руководитель подразделения пишет за год несколько рукописей, равных по объему докторской или кандидатской диссертации, а времени на науку, планирование экспериментов и написание статей у него просто не остается. Да и молодые сотрудники тратят время, необходимое для ведения экспериментов, на никому не нужное бумагомарательство.

Между тем, простейшим типом отчетности является отчет по результату. Для фундаментальных работ это статьи в высокорейтинговых журналах, а для ориентированных или прикладных — разработанный препарат или новая технология либо внедрение их в практику, коммерциализация.

Кстати европейские ученые тоже страдают от бессмысленного бумаготворчества, которое характерно для рамочных программ Евросоюза. Жалобы приходится слышать часто, а сейчас многие европейские ученые даже вообще отказываются от участия в этих программах. В США такого нет, и это еще один из залогов успеха американской науки и ее привлекательности для иностранцев. Всё же и европейцы в ужасе от степени нашего бумагомарательства.

Для проверки огромных малоинформативных отчетов создан институт мониторов, которые оплачиваются из средств, выделяемых на науку. Не будучи слишком грамотными, они в основном придираются к разным формальностям, требуя переделок и дополнительно отнимая ценное время у ученых.

На мой взгляд, следует существенно сократить объем отчетов, сведя его примерно к 10 страницам. Оценка должна прежде всего вестись по результату. Целесообразно устранить институт мониторов, а проверку отчетов проводить силами научных советов программ (бесплатно).

О невостребованности прикладной и ориентированной науки

Одной из причин слабости нашей прикладной и ориентированной науки является их полная невостребованность. Я уже отмечал специфику российского капитализма — погоню за сверхприбылью и нежелание малейшего риска, даже если в итоге ожидается сверхприбыль. Поэтому отчеты о выполняемых по грантам инновационных и прикладных разработок аккуратно хранятся в шкафах, но в дело не идут.

Роснано, например, поддерживает разработки, направленные на терапию рака, только если они прошли первую и вторую фазу клинических испытаний с положительным результатом и предлагаются солидной фирмой. Между тем оригинальные отечественные разработки просто не могут пройти эти фазы ввиду крайне сложного законодательства и крайней дороговизны клинических испытаний. В то же время Сколково требует на поддержку таких испытаний высокое софинансирование, которое Роснано не дает. Получается замкнутый круг, когда поддержку получают западные (в основном американские) ученые и фирмы часто на разработки невысокой ценности.

Что здесь можно посоветовать — честно говоря, не знаю. Менталитет капиталистов изменить трудно. Экономические послабления им тоже мало что дадут.

Что касается биомедицины, то я облегчил бы требования к разрешению клинических испытаний там, где больной всё равно обречен. Естественно, при этом необходимо решение этического комитета и согласие больного. Очень многие больные раком жаждут получить научно обоснованное, пусть еще не апробированное лечение, но закон это запрещает. Зато закон разрешает жуликам и шарлатанам под видом лечения обирать и быстро сводить в могилу этих несчастных. Законы, как это часто бывает, списаны с американских, но это не означает, что они хороши. Скорее, наоборот.

Для внедрения отечественных разработок, по крайней мере в области биомедицины, целесообразно существенно упростить получение разрешения на клинические испытания в случае безнадежных заболеваний. Наша медицина может в этом случае сделать мощный рывок вперед.

Основное организационное предложение

Чтобы исправить положение в нашей науке, необходимо устранить перечисленные выше недостатки. Это в основном можно сделать только через законодательство.

Для этого целесообразно создать совет, состоящий из (1) активно работающих ученых в ранге завлабов по разным специальностям (8-10 человек) и (2) обладающих полномочиями представителей ФАНО, РАН, Минобрнауки, Минэкономразвития, Минфина, Государственной Думы и Государственной таможни (7-8 человек). Совет на первом этапе должен собираться не реже, чем раз в месяц.

Задача совета — выявлять болевые точки нашей науки (в частности, указанные в настоящей статье, но также и другие, мною упущенные) и находить законодательные решения по их исправлению. Это может быть сделано в рамках нового закона о науке или в форме подзаконных актов для науки в существующих законах о закупках, таможне и т. д.

Хочу подчеркнуть, что не знаю ни одного случая, чтобы чиновник из любой организации, имеющей отношение к управлению наукой или ее финансированию, пришел бы в какую-нибудь сильную лабораторию или обратился бы в нее с письмом, чтобы узнать, что мешает нормальному развитию науки в стране и как это положение можно исправить. Полностью отсутствует всякая обратная связь.

Любые же попытки достучаться наверх встречают блок со стороны чиновников, распределяющих корреспонденцию. Например, мое недавнее письмо премьер-министру Д. А. Медведеву о недопустимом состоянии дел с с важными программами РАН отправили в… РАН, которая после реформы уже ничего сама решать не может. Не имеют эффекта и статьи, размещенные в Интернете.

В то же время Совет по науке при Президенте такими «мелочами» не занимается.

Создание специального полномочного органа по дебюрократизации и деформализации науки могло бы сыграть важнейшую роль в резком повышении ее уровня и в результате в инновационном развитии страны.

Подписаться
Уведомление о
guest

61 Комментария(-ев)
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
vlad1950
vlad1950
8 года (лет) назад

как и первая статья все ни о чем набор верных тезисов нереализуемых пожеланий у академика достаточно рычагов чтобы их реализовывать ран 25 лет только наблюдает за собственным разгромом деградацией

А. Крушельницкий
А. Крушельницкий
8 года (лет) назад

При справедливости всего вышенаписанного, эти рассуждения очень сильно напоминают желание лечить насморк у больного раком в терминальной стадии.

Илья
Илья
8 года (лет) назад
В ответ на:  А. Крушельницкий

Не могу с этим согласиться. Наука в России хотя и достаточно провинциальна по меркам стран первого мира, но пока все еще жизнеспособна, в отличие от науки некоторых сопредельных стран. Есть нормально работающие ученые, есть оборудование, есть молодежь. В организационном плане еще недавно было плохо, сейчас отвратительно, и есть куда дальше падать. Основная проблема в том, что открытая наука мирового уровня государству и так непонятно зачем нужна, а в условиях падения цен на нефть при отсутствии непосредственной экономической отдачи в краткосрочной перспективе – может стать ненужной совсем.

Я всегда подчеркиваю, что ключевую роль сейчас академические ученые играют в подготовке специалистов в университетах, во всяком случае, у нас в Академгородке именно так – весь завершающий этап образования происходит в институтах СО РАН. Университеты в России, за вычетом МГУ и СПбГУ, не могут обойтись без академической науки для реализации своих основных функций. К сожалению, в последние годы координация этого процесса полностью нарушилась, и последствия могут быть самые непредсказуемые, потому что противостояние МОН и РАН теперь превратилось в противостояние МОН и ФАНО, и в конечном итоге дошло до самого низа. Остается надеяться только на то, что рано или поздно всей верхушке снимут голову.

А. Крушельницкий
А. Крушельницкий
8 года (лет) назад
В ответ на:  Илья

Я не научно-организационные проблемы имел в виду. По крайней мере, далеко не только эти проблемы…

Илья
Илья
8 года (лет) назад
В ответ на:  А. Крушельницкий

А, я теперь вроде догадался. Было бы неплохо, чтобы наша наука выжила и при тех пертурбациях, которые ждут страну в будущем. Исторические примеры этого имеются, хотя они и не очень веселые.

А. Крушельницкий
А. Крушельницкий
8 года (лет) назад
В ответ на:  Илья

Было бы неплохо, чтобы вообще страна выжила.

ЕНП
ЕНП
8 года (лет) назад

Лучше поздно, чем никогда. Тем более, что акад Георгиев давно и постоянно говорит о проблемах с молекулярной биологией и что ее убивают. В прямом смысле.
“Поэтому та доля грантов, которая выделяется на оборудование и реактивы, должна возрастать в два раза или, грубо говоря, надо в два раза снижать требования по гранту. Иначе это будет прямой обман грантополучателя. Это касается всех грантов.”
Особенно касается грантов РФФИ (которые маленькие и для всех наук практически одинаковые по размеру – “всем манькам по косынке”- что математикам теоретикам, что молбиологам экспериментаторам). Работа запланирована – заявка написана. Заявка поддержана, но срезан объем финансирования (и кто б знал почему, типа денег мало), а объем работ тот же остался, что в заявке был и его надо как-то выполнять. А при обвале рубля еще и – ту “половину еще пополам”. А еще реактивы долго идут и кроме того тухнут на таможне. Пусть тогда таможенники действительно возмещают ущерб, а иначе как отчитываться? Деньги потрачены, реактивы стухли на таможне и грантополучатель виноват – с него деньги стрясти потому как работу не выполнил?

Александр Кауров
Александр Кауров
8 года (лет) назад

Статья, на мой взгляд, интересна тем, как видится проблема с академического олимпа уважаемым автором. Первая часть вопроса “что губит российскую науку…” подробно проанализирована и это “что” указано: дурные институты управления, неадекватные законы и правила, ущербное финансирование. С этим согласилось бы, наверно, большинство действующих ученых. А вот со второй частью вопроса “как с этим бороться” все очень неутешительно. С предложением создать для науки правильные законы, правильные институции (советы, специальные полномочные органы и пр.) трудно согласиться. Думаю, что сегодня это просто невозможно. Любая новая структура, закон только ухудшат положение. Деградация она ведь потому и деградация, что каждое последующее решение хуже предыдущего и искать решение пора не в плоскости “как улучшить”, а в плоскости “как спасти, что еще есть”. Мне кажется, что многие руководители научных коллективов именно этим обеспокоены и заняты. Сетевые, горизонтальные контакты и взаимопомощь ведущих ученых могли бы сдержать ситуацию, а иначе только “писать письма”.

VLadimirKox
8 года (лет) назад
В ответ на:  Александр Кауров

Про правильные законы и институции. А какая тому альтернатива? Произвол?
Законы и институции могут стать правильными лишь при эволюционном развитии, (быстро только кошки родятся, да котята – слепые).

Denny
Denny
8 года (лет) назад

“искать решение пора не в плоскости «как улучшить», а в плоскости «как спасти, что еще есть»”

Не могу согласиться. Стратегия «как спасти, что еще есть» использовалась РАН со времен распада СССР. Спасли здания институтов и бюджетные ставки, а наука утекла меду пальцев спасателей и фактически сдохла. Наука не может существовать в законсервированном состоянии. Чтобы стоять на месте надо бежать изо всех сил.

Спасти работающий научный коллектив можно только одним способом – дать ему возможность реально работать и двигаться вперед. Именно об этом говорит Георгиев. И именно это он многие годы старался сделать. И далеко не путем “писания писем”. Благодаря его программе многие действительно хорошие коллективы действительно были спасены, то есть работали.

Александр Кауров
Александр Кауров
8 года (лет) назад
В ответ на:  Denny

Спасибо за комментарий. Видимо я был не точен. Спасать здания и ставки бессмысленно. Заберут. Спасать, я полагаю, следует ученых (особенно молодых), чтобы они совершенствовались и продолжали заниматься любимым делом, научные направления (которые могут принести прорыв в науке). Что же касается уважаемого автора. то его усилия в сохранении науки ни в коем случае не подвергаются сомнению или умалению, но это его личные усилия. Думаю, что его опыт приложения личных усилий на самом деле эффективнее попыток создания новых советов и комиссий. Потому, что здесь он сам и оценивает, и планирует, и действует на основе высокой личной репутации.

Denny
Denny
8 года (лет) назад
В ответ на:  Александр Кауров

Мне очень понравились обе статьи Георгиева. Это не абстрактные жалобы и столь же абстрактные мечтания, которые часто появляются на здешних страницах. Это как раз результат конкретного опыта работы и указание на вполне конкретные вещи, которые мешают (и действительно могут быть исправлены). Если бы я составлял такой список, он был бы аналогичен. Впрочем, это не удивительно. Я в той же области работаю и являюсь участником его программы.

Александр Кауров
Александр Кауров
8 года (лет) назад
В ответ на:  Denny

Очень рад, что это так. Спасибо за диалог.

vlad1950
vlad1950
8 года (лет) назад
В ответ на:  Александр Кауров

для создания возможностей заниматься любимым делом власть должна создать достаточные материальные условия с 1991 г власть же ясно сказала и ппс и нс что они не нужны майские указы путина не выполнены и фактически о них забыто власть фактически выдавливает ппс и нс из профессии по сути из страны

Ash
Ash
8 года (лет) назад

“…слиянию институтов РАН под лозунгом развития междисциплинарных исследований.”

Слияние институтов – простое следствие ликвидации отделений академии, как промежуточного уровня управления. Справиться с получившимся «зоопарком» из тысячи с лишним организаций с одного уровня нельзя в принципе, а деньги на оплату «по тарифам ФАНО» соответствующего аппарата Минфин не даст. Слияние — попытка решить чисто управленческие проблемы за счёт общего финансирования институтов.

Михаил
8 года (лет) назад

” Что губит российскую науку и как с этим бороться”? Мне кажется, вопрос поставлен неверно – вопрос сейчас стоит о стране (даже более, если учесть тематику парадокса Ферми – о Человечестве). Вопрос о науке в России здесь сугубо вторичен

ЕНП
ЕНП
8 года (лет) назад

Михаил, вторичен он может быть – для сторонних наблюдателей, а для тех, кто в науке он не может быть вторичным, поскольку решать конкретные проблемы приходится сейчас. Сидеть и ждать пока где-то что-то решится – невозможно.
Denny, как дела с программой МКБ, вы получили финансирование на ваш проект (вы писали что были проблемы)?
“Руководство (Минобрнауки и ФАНО) хочет оценивать институт в целом, а не по подразделениям (лабораториям и научным группам).
Основная оценка результативности — это общее число статей без учета их уровня и без учета вклада института в выполненную работу.
Такая оценка с вытекающими из нее организационными выводами разрушительна”
“Иногда возражают, что институт — это единое целое, но наша комиссия среди 17 институтов такого не встретила. Если таковые есть, их оценку можно несколько модифицировать.”
“Другим ярким образцом формализма является предложение лаборатории запланировать, сколько статей и в каком квартале будет ею опубликовано. Тот, кто хоть немного знаком с наукой, знает, что это абсолютно невыполнимое требование. ”
“Гранты у нас, как правило, выдаются под заявки с чрезвычайно строгим планированием. Последнее касается не только строгого соответствия результатов плану, но даже таких деталей, как число публикаций, число защищенных диссертаций и т. п. Представленная к отчету статья должна точно соответствовать плану и целям гранта. Результат — подгонка результатов, слабые диссертации, а главное, упущенные действительно важные результаты”
ИМЕННО ТАК!

Ash
Ash
8 года (лет) назад
В ответ на:  ЕНП

“Сидеть и ждать пока где-то что-то решится — невозможно.”

Ну почему же. Например, мы сейчас всей наукой сидим и ждём, каким именно способом нас угробят. Пока идёт “греческо-латиноамериканский” сценарий, т.е. тупо сокращают расходы. Что Вы можете противопоставить идее “бюджетной экономии”?

Михаил
8 года (лет) назад
В ответ на:  ЕНП

Моя логика – “важно ли пить боржоми, если у Вас рак желудка”? Да, боржоми не вредно, никому, но АБСОЛЮТНО ничего не решает.

Лёня
Лёня
8 года (лет) назад
В ответ на:  Михаил

Ту пить, о нот ту пить? Вот в чём вопрос. Стоит ли вообще что-то делать, если все мы больны смертельной болезнью, передающейся половым путём и называющейся жизнью?

Михаил
8 года (лет) назад
В ответ на:  Лёня

Дорогой Леня, не ерничайте, это серьезно. Или Вы не видите смысла в старом грузинском тосте? “Чтоб у Вас в семье все было размеренно, чтобы умирал дед, отец, я, потом сын … а не все сразу?”

Denny
Denny
8 года (лет) назад
В ответ на:  ЕНП

А как же, получаем. Что-то около 600 тыс. вместо 4 млн.

ЕНП
ЕНП
8 года (лет) назад

http://onr-russia.ru/content/%D1%87%D1%82%D0%BE-%D0%B3%D1%83%D0%B1%D0%B8%D1%82-%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%81%D0%B8%D0%B9%D1%81%D0%BA%D1%83%D1%8E-%D0%BD%D0%B0%D1%83%D0%BA%D1%83-%D0%B8-%D0%BA%D0%B0%D0%BA-%D1%81-%D1%8D%D1%82%D0%B8%D0%BC-%D0%B1%D0%BE%D1%80%D0%BE%D1%82%D1%8C%D1%81%D1%8F
***
Отчет писать – не велика работа,
Когда все сделано с умом,
И радость будет – от отчета
Ее сдержать – и то -с трудом.
Смотрите, вот, мы показали,
И то и это и про то,
Всему мы миру доказали
И даже опубликовали…
Увы, все это был лишь сон
Приснились дали голубые
Открытий значимых полны,
Журналы зарубежные
Цветные
И конференции
международные
большие,
Импакт,
Цитаты
И хирши.
И творческий полет :
И то и это,
Мы сможем сделать,
Сможем показать,
Возможностям предела нету,
Да хоть луну с небес достать!
Реальность же печальна
И жестока,
Того нет, этого,
И это не пришло,
У реактивов вышли сроки,
Их только выбросить.
На этом все.
Конец импактам и журналам,
Конец всем творческим полетам
Полеты все во сне остались,
В реальности – пора отчетов.
Домокловым мечем
Висит угроза:
Вернуть все деньги, что потратил,
Ты отвечал за результаты!
Вот только грант – что «кот наплакал».
Предусмотреть все было надо:
Курс доллара, рубля и нефти
Военные конфликты все в придачу
Ремонты, переезды, встречи…
ТЫ ВИНОВАТ и не учел все это,
Оставь во сне свои полеты!
Планировать всегда все надо,
Запомни навсегда – важней ОТЧЕТЫ!
Как совместить полет с отчетом
Лишь остается вопрошать.
Пришла пора писать отчеты
И нужно их идти писать.

Наталия
Наталия
8 года (лет) назад
В ответ на:  ЕНП

“Пришла пора писать отчеты

И нужно их идти писать.”
а в реферате все символы-то нужно сосчитать-
не боле 1000 их должно быть
да карточки для ЦИТиСа составить:
отметить каждого в работу вклад,
почти как в Nature, ты не рад…,
да публикации подробно описать….

ЕНП
ЕНП
8 года (лет) назад

Ash, мы не можем сидеть и ждать кто кого и когда “угробит” – у нас часть реактивов уже была, часть только пришла (с огромным опозданием) и если СЕЙЧАС (в ближайшее время, хотя бы в начале следующего года) их не использовать выйдет срок годности и вся работа (очень большая) накроется медным тазом – все только выкинуть. А это работа с животными, не легкая и не быстрая – до фига уже сделано. Это НЕ ВОЗМОЖНО остановить, невозможно сидеть и ждать что и когда.

Михаил
8 года (лет) назад
В ответ на:  ЕНП

А разве я призываю “сидеть и ждать”? Скорее наоборот. Я обращаю внимание на САМОЕ важное. И разве я призываю в ожидании апокалипсиса сидеть и тосковать? Сам я не только посты пишу, но и продолжаю работать. И коллеги полагают, что довольно успешно. Другой дело, я почти ПЕРЕСТАЛ активно обсуждать “как нам реформировать российскую науку” – потому как это кажется столь же актуальным, как регулярно пить боржоми при раке желудка.

Ash
Ash
8 года (лет) назад
В ответ на:  ЕНП

Я просто констатирую несомненный факт: мы сидим и ждём. Конкретно сейчас мы ждём того момента, когда неоднократно и на разных странах опробованная “спираль” поэтапного сжатия производства и расходов бюджета сожмёт расходы на науку в нуль.

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...