Мораль Черепахи-Которая-Знает

Лев Клейн
Лев Клейн

На днях почта принесла мне сборник «Human expeditions inspired by Bruce Trigger» (Chrisomalis and Costopulos 2013).Название можно перевести как «Экспедиции в человеческое, вдохновленные Брюсом Триггером». Сборник выпущен университетом Торонто в Канаде, и в нем участвуют многие ученые из самых разных стран и частей света. Брюс Триггер, канадский археолог и культурантрополог, был моим многолетним другом. Вряд ли существовал ученый, более близкий мне по научным установкам, разве что он гораздо больше меня уповал на марксизм — был, как выразился один из авторов сборника, «марксистом Второго Интернационала». Дружелюбный, толерантный и в то же время непреклонный в своих научных убеждениях, он пользовался огромным авторитетом в мире науки, особенно своими высокими моральными принципами.

Американские индейцы, гуроны, адаптировали Брюса в свое племя и присвоили ему имя Черепахи-Которая-Знает (The-Turtle-Who-Knows).

Когда меня арестовали, он включился в кампанию за мое освобождение. Когда я заболел раком, мы всё время переписывались, и он годами следил за перипетиями моей борьбы с болезнью. И вдруг написал мне: «У меня тоже обнаружили рак, и врачи дали три месяца жизни». Вскоре он поведал, что они с женой, профессором географии, пошли в самый лучший ресторан Монреаля и устроили чудесный прощальный ужин вдвоем. Переписка наша продолжалась до самых последних дней его почти семидесятилетней жизни. Жена сообщила мне о его смерти, а еще через несколько дней дочь написала, что мать последовала за ним.

Брюс Триггер
Брюс Триггер

Первый сборник памяти Триггера вышел в тот же год — 2006-й (сборник планировался к его семидесятилетию). А нынешняя книга собиралась именно как сборник в честь покойного. Брюс Триггер много занимался эволюцией и ее законами. Я посвятил его памяти статью об эволюции изобразительной деятельности у человека. Меня занимали не столько законы этой эволюции, сколько отклонения от законов, аномалии. Где аномалии — там проблема, а где проблема — там тебя ждут открытия. Аномалиями в развитии изобразительной деятельности было совершенство палеолитической живописи, — там, где эволюционисты ожидали примитивизм, а креационисты видели чудо божественного творения.Аномалией было уклонение в условность, характерное для модернизма — там, где ожидалось совершенствование реализма. Аномалией было и возвращение к реалистической передаче в тоталитарных режимах Сталина и Гитлера, хотя против возвращения первоначально выступали вожди второго разряда (Луначарский и Геббельс). Я попытался объяснить эти аномалии (русский вариант статьи опубликовал в московском сборнике памяти Формозова).

Среди участников сборника памяти Триггера, естественно, оказалось много пожилых, но я, вероятно, был бы самым старым, если бы не Марио Аугусто Бунге (Mario Augusto Bunge).

Марио Бунге (фото: «Википедия»)
Марио Бунге (фото: «Википедия»)

Этому знаменитому аргентинскому физику и философу науки 94 года. Всю вторую половину отведенного ему века он провел в Канаде. У нас этот научный материалист известен переведенными на русский язык книгами «Место принципа причинности в современной науке» (1962), «Интуиция и наука» (1967) и «Философия физики» (1975). Позже у нас материализм на время вышел из моды, и Бунге перестали переводить. А он продолжал работать. К «Трактату по фундаментальной философии» (1974-1979) добавились «Научный материализм» (1981), «Холодемократическая альтернатива капитализму и социализму» (1994).

Бунге считает, что капитализм морально не оправдан, так как основан на эгоизме и грабеже и его всё время лихорадит. Социализм, по Бунге же, существовал только на бумаге. На деле везде, где он провозглашался — с национализацией всей промышленности, — воцарялись диктатура и произвол. Бунге призывает к демократии во всём: в биологии (равенство полов и этносов), в политике (народное представительство), в экономике (корпоративная собственность) и культуре (свободный доступ к образованию). Он признает, что это, возможно, утопия, но это то, к чему надо стремиться. Действительно, его критика капитализма устарела, не учитывает его возникших в XXI веке возможностей и отсутствие альтернативы.

Философские матрицы научного исследования по Бунге. Рисунок из статьи М. Бунге
Философские матрицы научного исследования по Бунге. Рисунок из статьи М. Бунге

 

Философские матрицы лженауки  по Бунге. Рисунок из статьи М. Бунге
Философские матрицы лженауки по Бунге. Рисунок из статьи М. Бунге

 

 

 

 

 

 

Но его частные разработки свежи и интересны. В сборнике памяти Триггера он поместил статью о «философской матрице научного исследования». Матрицу он представляет себе в виде пятиугольника со сторонами: гуманизм, сайентизм, реализм, материализм и системизм. Различие между материализмом и реализмом он видит в том, что материализм относится к онтологии (к утверждению бытия, независимого от сознания), а реализм — к эпистемологии (гносеологии — возможности познавать реальность). Соответственно, он строит противоположную матрицу — для лженауки. Это тоже пятиугольник, а стороны его такие: коммерциализм, иррационализм, субъективизм, спиритуализм и антисистемизм. Обычно эти факторы выступают в связке, но достаточно одного из них, чтобы дух научности улетел.

В 1938 году Роберт Мертон, которого Бунге считает основателем научной социологии науки, предложил пять основных моральных норм, лежащих в основе научного исследования:

1) интеллектуальная честность,

2) прямота и порядочность,

3) организованный скептицизм,

4) неангажированность,

5) безличностность (Merton, 1975: 259).

К этому Бунге в 2013 году счел желательным добавить еще восемь норм:

1) вместо эксплуатации коллег и студентов — кооперация с ними,

2) сочетание исследований с обучением,

3) свободная и добросовестная конкуренция за гранты, студентов и рабочие места,

4) не обходить проблемы, которые могут раздражать власти предержащие,

5) говорить правду, даже если это противоречит доминирующим взглядам — и особенно, если противоречит,

6) популяризировать науку и научность,

7) разоблачать лженауку и обскурантизм,

8) воздерживаться от использования науки во вред народу.

Что и говорить, норм и ограничений многовато. Но ведь все реально необходимы. Именно этих норм придерживался Брюс Триггер.

Chridomalis St. and Costopulos A. 2013. Human expeditions inspired by Bruce Trigger. Toronto — Buffalo — London, Toronto University Press. Merton R.K. 1975 [1942]. The normative structure of science. — The sociology of science. Chicago, Ill., University of Chicago Press.

Подписаться
Уведомление о
guest

18 Комментария(-ев)
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Олег
11 года (лет) назад

Спасибо, Лев Самуилович! Перечисленные принципы Мертона + дополнения Бунге — неплохо, по-моему, знать каждому ученому и ориентироваться на них.

Евгений Лысенко
Евгений Лысенко
11 года (лет) назад

Лев Самуилович, простите за праздное любопытство, но что Вы можете сказать об археологах Кияшко — Владимире Яковлевиче и Алексее Владимировиче?
Если мой вопрос не этичен — снимаю и прошу меня извинить.

ЛСК
ЛСК
11 года (лет) назад

Отвечаю Евгению Лысенко
С Владимиром Яковлевичем Кияшко работал в 1962 г. в одной экспедиции, с сыном его знаком только по работам.

Евгений Лысенко
Евгений Лысенко
11 года (лет) назад

Лев Самуилович, спасибо! Я дружен с младшими сыновьями-биологами В.Я.Кияшко, часто бывал в его доме. Очень приятный и умный человек. Слышал, что он многое сделал для раскопок Танаиса и в районе Раздорской. Любопытно было поинтересоваться у профессионала. Младший сын В.Я. — Павел Кияшко работает в Питере в ЗИН РАН.

Yu.Kh-v.Rl.
11 года (лет) назад

Е.Гражданников, Ю.Холюшкин Некоторые комментарии к статье Л.С. Клейна. Мораль Черепахи-Которая-Знает// Ненаучность Академик Л.И.Седов в своих «Размышлениях о науке и об ученых» неоднократно указывал, что на практике в научные коллективы часто проникают «недобросовестные работники, заинтересованные, главным образом, только в расширении личного влияния, власти над другими людьми и в личном благоденствии». По-видимому, и «злонамеренная» критика научных работ, обусловленная только личными эгоистическими или групповыми интересами, также является одним из проявлений лженауки. В ряде статей Л.С.Клейна практически ничего сказано о том, какие работы, претендующие на статус теоретических, следует считать плохими. Хотя в них перечислены ряд признаков ненаучности: дилетантизм, узость кругозора, сочетание мелкотемья с грандиозными обобщениями, раздувание своих открытий до космического масштаба, объявление оппонентов врагами – черты провинциализма в науке [Клейн, 2005б: с. 445]. Однако этих признаков явно недостаточно для подобной оценки. Не помогают этому пониманию и «Философские матрицы лженауки по Бунге» .Ниже представлен классификационный фрагмент, содержание которого позволит более полно ответить и на этот вопрос . О. Псевдонаучность – приемы и методы, не обладающие признаками научности. Популистские статьи по археологии различных бульварных газетенок и ряда, претендующих на серьезность телепередач, типа Постскриптума, предпочитают давать публике вместо описаний научной действительности, притянутые за уши всевозможные захватывающие истории о таинственных цивилизациях. К этому жанру относятся: псевдоархеология Эриха фон Дейникена. Интригующие названия его книжек о «тайнах и загадках» археологии, якобы свидетельствующих о том, что земная культура была создана пришельцами из космоса («Каменный век был иным», «Небесные учителя», «По следам всемогущих», «День, когда явились боги» и др.), яркие обложки, несомненный журналистский талант автора, а также некомпетентность широкого читателя способствовали тому, что они переведены на 28 языков и вышли общим тиражом более 60 миллионов экземпляров [Шер, 2009]. К этому же жанру относятся «бестселлер» Грехэма Хинкока, и альтернативная история лингвиста Мартина Бернала с его гипотезой «Черной Афины» [Фаган, ДеКорс. 2007: с. 49-51]. А. Плагиат – умышленное присвоение авторства на чужое произведение… Подробнее »

Серж
Серж
10 года (лет) назад
В ответ на:  Yu.Kh-v.Rl.

Простите, а откуда следует, что Кенсингтонский камень — это подделка?
Действительно, одно время бытовало такое мнение, но, в конце концов, возобладало противоположное, и сейчас, насколько мне известно, он считается подлинным артефактом.

Yu.Kh-v.Rl
11 года (лет) назад

Ю.Холюшкин Некоторые комментарии к статье Л.С. Клейна. Мораль Черепахи-Которая-Знает// Научность. аждый слышит только то, что он понимает И.Гете Достаточно подробно Л.С.Клейн остановился в ряде работ, в том числе и упомянутой в заголовке, на таком понятии, как знание. Однако Л.С.Клейн не ответил полностью на вопрос о том, а какими характеристиками должно отличаться научное знание. Ссылаясь на Гибсона, Л.С.Клейн приводит лишь одно: предсказательность знания. Согласно Л.С.Клейну, эта функция присутствует в списке у всех философов, а вот из археологов – лишь у одного. Очевидно, в археологической реализации этой функции таится какая-то трудность. Согласно мнению Л.С. Клейна «Трудность эта, вероятно, проистекает из того, что предсказание обращено к будущему, а, по выражению Триггера, «будущее археологии есть прошлое» [Trigger 1970]. Как же предсказывать, обращая предсказание в прошлое?» [Клейн, 1999б]. Часть ученых, «стремясь сохранить для исторической и археологической теории в нерушимости функцию предсказания, «видоизменили» прошлое, оставив от него только какие-то намеки, и фактически подставили на его место будущее. Они говорят, что предсказать можно новые археологические открытия, места расположения новых находок, их облик. Но, во-первых, такие конкретные предсказания (их называют эвристическими) очень мало опираются на теорию и общие законы, больше – на эмпирические обобщения. Это просто расширение обобщенного факта, индукция. Во-вторых, ясно, что, хоть эти новые находки и относятся к прошлому, предсказан будет не их прошлый облик (он уже известен), а их новые обнаружения, то есть предсказывается не прошлое находок, а будущее исследования» [Клейн, 1999б]. Другие ученые, например, Бинфорд поясняют: «Единственный способ превратить … современные наблюдения в утверждения о прошлом проистекает из нашей способности к ретросказанию – устанавливать на основе современных данных, какие условия в прошлом породили наблюдаемое в современности…» [Binford,1972: p. 334]. Как считает Л.С.Клейн, дело в том, что в археологической культуре детерминация всегда неполна, ограничена, велика неопределенность, произвол личностей и коллективов, свобода выбора и, следовательно, роль случайностей. С таким материалом невозможны ни точное предсказание в… Подробнее »

ЛСК
ЛСК
11 года (лет) назад

Текст, опубликованный как комментарий новосибирских докторов наук Е. Д. Гражданикова и Ю. П. Холюшкина, читал с недоумением. Огромный по объему, этот текст является несомненно отрывком какого-то книжного труда обоих авторов – об этом ясно говорят многочисленные ссылки, оформленные по обычному стандарту (в скобках автор, год, страницы), а списка литературы нет – он остался в конце книги. Текст оборван – повисает в воздухе. Мне там не раз достается, впрочем, моим критикам тоже. Начинается всё с упрека: «В ряде статей Клейна практически ничего не сказано о том, какие работы, претендующие на статус теоретических, считать плохими». Это верно. В «ряде работ», которые не на эту тему, ничего не сказано. А в других сказано – частности в моем докладе на конференции Европейской Археологической Ассоциации в Петербурге в 2003 г. (Klejn 2003; Клейн 2005а). Он и назывался: «Как отличить хорошую теоретическую работу по археологии от плохой». Я останавливался на этом вопросе и по частным случаям. В частности, я опубликовал подробную резко негативную рецензию (Клейн 2005б) на совместную работу Гражданникова и Холюшкина о методе классификации философских категорий и производной «системной классификации наук» в приложении к археологии. Я охарактеризовал эту работу как схоластическую и пустопорожнюю. Гражданников открыл закон периодизации классифицируемых категорий, который заключается в том, грубо говоря, что везде открывается группировка по пяти единиц. Всё группируется по пятеркам – артефакты, культуры, их аспекты, разделы наук и сами науки. Закон выдвинут еще в 80-е годы и с тех пор неустанно разрабатывается. Все науки строятся по этому шаблону. Видимо по этому шаблону выстроены на очередном витке и антинаучные проявления. Правда, я не смог разобрать структуру очередной классификации в данном отрывке, посудите сами (выписываю только структурные единицы): О. Псевдонаучность. А. Плагиат. Б. Философия. 1. Безматематичность. 2. Бесполезность. 1А. Плагиатопересказ. 1Б. Лженаука. .Инфоклевета. Псевдокритика. 2Б. Антинаука. 3А. Инфопровокация. 3Б. Геноцидность. П. Псевдометодология. П1. Дилетантизм. П2. Тупиковость (паранаука). П3. Мелкотемье. П4.… Подробнее »

Yu.Kh-v.Rl
11 года (лет) назад

Е.Гражданников, Ю.Холюшкин Некоторые комментарии к статье Л.С. Клейна. Мораль Черепахи-Которая-Знает// Оценочный критериальный подход. Сравнительно недавно нам случайно попалась работа виднейшего в археологии теоретика Л.С.Клейна «Как отличить хорошую теоретическую работу от плохой» [2005а]. Сама постановка такого вопроса не отличается новизной, поскольку многие из поставленных там вопросов прямо перекликаются с науковедческими разработками в Новосибирском научном центре. Итак, чего же не хватает в логических построениях Л.С. Клейна. Мы начали бы с отсутствия в рассматриваемой статье критерия научности, под которой понимается достоверная и логически организованная информация, получаемая в процессе научного познания и отображающая законы природы, общества и мышления. Критериями научности является: объективность, истинность, универсализм, воспроизводимость, достоверность и опытность знания. Это своего рода идеальная модель, которой в реальной истории науки вряд ли соответствовало полностью какое-либо теоретическое построение. Л.С. Клейном в статье введено понятие новизна и полезность. Оно, судя по содержанию, смыкается и с понятием «новизна» [Клейн, 2005а: с. 485]. Момент новизны вводится, в данном случае, как критерий отличия научного исследования от ненаучного. И это в принципе верно. Однако, всякое научное познание предполагает получение нового знания. Этот новый продукт должен обладать и новой сущностью, новым внутренним содержанием, а не только формой выражения или описания. Процесс его получения оригинален, индивидуален и неповторим благодаря интуиции ученого. Поэтому методы, используемые в процессе научного творчества, оригинальны как по своей структуре, так и в применении. Новизна продукта научного творчества имеет объективно-исторический характер, а не является только субъективной новизной для исследователя, получившего его. Продукт научного творчества должен быть одновременно завершением старых известных процессов и исследований закономерностей объективного мира и их новой систематизацией, началом нового научного исследования. Видимо, следует более строго определить критерий «новизны», выделяя при этом «принципиально новое», как результат научного творчества. С понятием новизны смыкается понятие дискаверность – наличие открытия (дискавера), т.е. результата, требующего отказа от прежних представлений. С понятием полезность соотносится и понятие актуальность, под которой понимается важная и… Подробнее »

Yu.Kh-v.Rl
11 года (лет) назад

Е.Гражданников, Ю.Холюшкин Некоторые комментарии к статье Л.С. Клейна. Мораль Черепахи-Которая-Знает// Науковедение археологических открытий. Ученый мир – не дружные ребята из детской песенки. Всякое открытие – это для кого-то закрытие. И этот кто-то – чаще всего маститый и власть имущий. Поэтому, сделав открытие, не надейся на всеобщий восторг. Будь готов к упорному сопротивлению, внезапным нападкам и затяжной изнурительной войне. Ученому нужен талант, во-вторых, и мужество – во-первых. Л.С.Клейн О подлинном значении ученого мы узнаём из некролога, публикуемого – вследствие обычной медлительности издательств – посмертно. Л.С.Клейн В качестве опорного понятия используется науковедение. Науковедение представляет собой «историческое, философское, социологическое, операциональное исследование науки, техники, медицины и т.п.» [Прайс, 1966: с. 30; Гражданников, 1987: с. 75]. Предметом изучения археологического науковедения как науки являются готовые научные результаты, полученные в основных ее областях, а целью – разработка методов измерения, оценки и прогнозирования научной продукции. Цель науковедения – разработка теоретического понимания науки, определение способов и критериев ее рационального участия в жизни и развитии общества. Науковедение изучает проблемы организации научной деятельности; самоорганизационные процесссы, регулирующие существование научного сообщества и научной профессии в целом; информационные особенности роста и организации научного знания; реализацию политики в области науки и структуры научного потенциала; научное прогнозирование социально-экономического развития; разработку и осуществление глобальных и национальных научно-технических программ. Оформление науковедения как самостоятельной исследовательской области относится к 60-м годам и связано с послевоенной «организационной революцией» науки. К этому времени в отдельных дисциплинах (социологии науки, методологии науки, психологии науки, экономике науки и др.) было накоплено значительное число теоретических конструктов и, главное, огромный массив эмпирического материала, требовавшего осмысления в рамках общих представлений об объекте. На результатах аналитического изучения науки базируются нормативные науковедческие исследования, направленные на обоснование практических шагов и решений, реализующих государственную политику в области науки и научно-технического прогресса. Типичным в этом отношения является всплеск интереса к науковедению в России 90-х гг., когда испытывалась острая потребность в разработке концепции… Подробнее »

Yu.Kh-v.Rl
11 года (лет) назад

Е.Гражданников, Ю.Холюшкин Некоторые комментарии к статье Л.С. Клейна. Мораль Черепахи-Которая-Знает// Научный результат

Научный результат — продукт научной и/или научно-технической деятельности, содержащий новые знания или решения и зафиксированный на любом информационном носителе.

В классификационном фрагменте диадная группа отражает переход от прямых к косвенным и специализированным оценкам. Триадная группа отражает переход от номинальных, словесно выносимых оценок к порядковым и бальным оценкам. Это позволяет повысить вероятность точных оценок за счет применения математико-статистических методов [Суслов, Гражданников, 1973: с. 266].

Оценочный критериальный подход использует набор критериев для определения актуальности, новизны, достоверности, повторяемости, воспроизводимости и проверяемости научного результата.

Конструктивный экспертный подход означает, что критерий можно только построить или создать.

Целенаправленный экспертный подход означает, что каждый критерий предназначен для решения какой-либо одной определенной задачи.

Подход реального превосходства свидетельствует о том, что любая критериальная оценка имеет право на существование, если она превосходит традиционую.

Подход информационного обеспечения требует для оценки привлечения гораздо большей информации, чем это требуется при традиционных системах.

Подход принципов контроля требует постоянной проверки и контроля критериев и их эффективности [Суслов, Гражданников, 1973: с. 269-270].

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...