Дешевые понты

Одна моя знакомая посещала модные тренинги «личностного роста». Из ее рассказов я не очень хорошо поняла, чем они там занимались: то всей командой перелезали через какой-то шест, подвешенный под потолком (высота, на которой подвешен шест, символизировала уровень амбиций, совместное перелезание предполагало элементарный тимбилдинг, а сама ситуация моделировала, как я понимаю, достижение поставленной жизненной цели), то должны были за сутки заработать определенную сумму, то еще что-то в этом роде. Кроме того, она сообщила мне, что нельзя говорить похудела, потому что похудеть – от слова худо, то есть плохо. Надо говорить постройнела.

Я вспомнила эту историю в начале августа, когда Президент Медведев предложил переименовать милицию в полицию. «На мой взгляд, пришла пора вернуть милиции ее прежнее наименование и именовать в дальнейшем наши органы правопорядка полицией», – сказал Медведев на совещании по поправкам в закон «О милиции». А вместо сериала «Менты» запустить сериал «Понты». А ругательство «Понт дешевый» употреблять вместо… ну, вы сами понимаете чего. То есть этого, конечно, Президент не сказал. Он отметил, что со времен Октябрьской революции органы правопорядка стали называться милицией, что подчеркивало их народный, рабоче-крестьянский характер – «дружинники в погонах». «Нам нужны профессиональные люди, нам нужны сотрудники, которые работают эффективно, честно, слаженно», – пояснил Медведев.

Действительно, до 1917 г. словом милиция (от латинского militia – воинство) обозначались разного рода добровольные военные формирования. Во время Великой французской революции 1789 г. возникла революционная «гражданская милиция» (будущая Национальная гвардия Парижа) – вооруженная сила, независимая от королевской власти. Туда зачислялись граждане, пользующиеся избирательным правом, под командой лиц, назначаемых городским самоуправлением. Кстати, именно их сине-красные (по цветам городского парижского герба) кокарды, с которыми они штурмовали Бастилию, вкупе с белым цветом королевского знамени Франции и послужили источником французского триколора. А вот как определяет милицию В.И. Даль в своем Словаре (1863-1866): «временное или земское войско: ополченье, ратники, народная рать». Во время войны 1806-07 гг. так называли ополчение, созданное в связи с угрозой вторжения наполеоновских войск (оно набиралось из государственных и помещичьих крестьян, а офицеры – из дворян, и было распущено после заключения Тильзитского мира). Так же назывались в конце XIX – начале XX вв. нерегулярные войска на Кубани и в Дагестане. В ходе Февральской революции 1917 г. возникла гражданская (народная) милиция и рабочая милиция, созданная Советами. После октября 1917 г. была сформирована Рабоче-крестьянская милиция (помните многосерийный фильм «Рожденная революцией»?). Она заместила собою упраздненную полицию и взяла на себя ее функции. Конечно, это уже не была никакая добровольная дружина, а была регулярная государственная структура. А вот что нам пишет о милиции Д.Н. Ушаков в своем Словаре 1935-1940 гг.: «1. Добровольная армия, создающаяся в особых условиях жизни государства. Народная м. 2. В СССР – административное государственное учреждение для охраны порядка.» Как мы видим, здесь первым еще значится то, старое значение. Сейчас оно почти забыто. Любопытно, что сочетание народная милиция сохранилось, но поменяло смысл. Изначально прилагательное указывало на волонтёрский характер милиции, впоследствии же – на ее близость к народу.

Слово полиция восходит к др.-греч. – πολιτεία – гражданство, политика, государство, от πόλις – город, государство. Это система государственных служб и органов по охране общественного порядка. В 1722 г. Пётр I учредил Московскую обер-полицмейстерскую канцелярию во главе с обер-полицмейстером. В её ведении находились «съезжие дворы», в которых размещались полицейские команды, следившие за порядком в определённых районах Москвы. К несению полицейской службы привлекались и жители, избиравшие из своей среды сотских, пятидесятских и десятских. Конечно, полиция с тех пор не раз реформировалась, но суть дела оставалась неизменной. В 1917 г. полиция с ее квартальными надзирателями, околоточными и городовыми была упразднена, но возникла милиция с комиссарами.

В современном языке слово милиция обозначает практически то же, что полиция. Только полиция – где-то или когда-то, а милиция – у нас, здесь и сейчас.

Другое дело, что авторы идеи переименования милиции в полицию хотят избавиться от неприятных ассоциаций, которые слово милиция вызывает у граждан: милиция – милицейский беспредел, милицейская крыша и т. п. Так ведь и «прежнее» , как выразился Президент, наименование не блещет приятными ассоциациями. Городовых (это был низший полицейский чин) первыми побили в 1917 г. Да кроме того, не способствует и возникшее во время войны презрительное слово полицай (нем. Polizei – полиция) – предатель, служащий оккупационным властям, в их вспомогательной полиции.

Вот интересно, а почему говорят полицейское государство, а не милицейское государство? Наверно, потому, что слово милицейский вызывает ассоциации больше с индивидуальным произволом, а слово полицейский – скорее с тотальным контролем. Ну тогда любителям властной вертикали оно и вправду больше подходит.

Кстати, о полицейском государстве. Когда несколько лет назад я впервые услышала обозначение Марш несогласных, я вспомнила фрагмент из «Войны и мира»: «По оживлению Пьера Наташа видела, что поездка его была интересна, что ему многое хотелось рассказать, но он не смел говорить при графине. Денисов, не будучи членом семьи, поэтому не понимая осторожности Пьера, кроме того, как недовольный, весьма интересовался тем, что делалось в Петербурге, и беспрестанно вызывал Пьера на рассказы то о только что случившейся истории в Семеновском полку, то об Аракчееве, то о Библейском обществе. Пьер иногда увлекался и начинал рассказывать, но Николай и Наташа всякий раз возвращали его к здоровью князя Ивана и графини Марьи Антоновны». Мне давно еще запомнилось это выражение: как недовольный. Не чем-то конкретно недовольный, а недовольный вообще – речь, разумеется, о политике. И вот что я думаю. Все же есть какая-то разница, как обозначать оппозиционно настроенного человека: недовольный или несогласный. Недовольный – это некая пассивная роль, при этом предполагающая, что человек вправе ожидать от властей каких-то благ. Слово же несогласный подразумевает, что человек считает, что он имеет право участвовать в принятии решений, что его мнения должны спросить. Что ж, это уже немало.

Подписаться
Уведомление о
guest

0 Комментария(-ев)
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...