Ядовитые биографии Эйнштейна

Евгений Беркович
Евгений Беркович
Книги хорошие, плохие и ядовитые

В работе «Море Эйнштейна»1 (Беркович, 2022–2023) мы обсудили книги о великом физике, выделив в отдельную категорию его биографии. А в статье «Почему ошибаются биографы Эйнштейна? На примере описания его доцентуры» (Беркович, 2023) мы сравнили дюжину биографий автора теории относительности по критериям полноты и точности описания одного эпизода его научной жизни. Образно говоря, провели своеобразную «дегустацию» биографий Эйнштейна и отметили работы хорошие, добросовестные и менее профессиональные, поверхностные, с частыми ошибками и неточностями. Но при этом ни слова не сказали о биографиях другого сорта, авторы которых не стремятся дать правдивый портрет главного героя, а всеми силами стараются смешать его с грязью, обвинить во всех смертных грехах, показать, что звание великого физика, которым наградила Эйнштейна благодарная народная память, досталось ему по ошибке, что и революционных открытий, изменивших наше представление о пространстве и времени, он не совершал, а украл у других ученых, или вовсе никаких открытий не было — это всего лишь «рекламный продукт», умело распространяемый продажными журналистами…

В научно-популярных статьях, ориентированных на широкую читательскую аудиторию, упоминать эту, как правило, низкопробную продукцию не принято, чтобы не делать ей лишней рекламы, не привлекать к ней неподготовленных читателей, которые могут принять написанное там за чистую монету. Но для студентов, изучающих историю науки, полезно знать о существовании подобной «литературы», выделять ее характерные признаки и особенности — это так же важно, как иметь представление о ядовитых грибах, чтобы случайно не отравиться. Вот почему в цикле лекций об Альберте Эйнштейне и революциях в физике я таким «ядовитым биографиям» посвятил отдельную беседу (Беркович, 2023a)

В этой заметке я постараюсь выделить наиболее существенные моменты из упомянутой лекции, отсылая к ней желающих глубже вникнуть в обсуждаемые проблемы.

editor.fusionbrain.ai
editor.fusionbrain.ai
Эйнштейн — не гений, не титан, не герой

Анализ ядовитых биографий Эйнштейна мы начнем с книги с невинным названием «Эйнштейн в координатах любви» (Баландин, 2021), написанной плодовитым писателем Рудольфом Баландиным, автором более шестидесяти книг. По основной профессии Баландин геолог; к физике, тем более, к теоретической физике отношения не имеет и не очень в ней разбирается, судя по его оценкам теории относительности и других достижений Альберта Эйнштейна. Но не это главная причина, почему я отношу его книгу к разряду ядовитых. Несмотря на то, что в аннотации к книге утверждается, что она «о любовных драмах великого ученого» (Баландин, 2021, стр. 4), на самом деле сверхзадача Баландина — доказать, что Эйнштейн вовсе не гений, не титан науки, а обычный человек, да и особых достижений в физике у него не было. То, что ему приписывается, сделано женой, друзьями, предшественниками. А к гениям и титанам он отнесен в общественном сознании в результате происков сионистов и проплаченной ими рекламы.

Эта мысль красной нитью проходит через всю книгу. Как заклинание повторяет Баландин снова и снова: Эйнштейн — не гений, не титан, не герой… И всё новыми и новыми аргументами пытается обосновать свою идею фикс. Но если человек всерьез взялся доказывать, что белое — это черное, он рано или поздно продемонстрирует всем отсутствие логики, шаткость аргументов, короче, свою глупость или моральную нечистоплотность. Ибо строго доказать недоказуемое невозможно. Баландин взялся за это неблагодарное дело и демонстрирует глупость и нечестность чуть ли не на каждой странице книги.

Вот он спрашивает: а что вообще сделал Эйнштейн в промежутке между первым и пятым Сольвеевскими конгрессами, т. е. между 1911-м и 1927 годом, «много ли открытий совершил Эйнштейн за этот период?». И не моргнув глазом отвечает: «Только общую теорию относительности» (Баландин, 2021, стр. 123; согласование падежей в этих двух предложениях оставляю на совести автора, а жирный шрифт мой. — Е. Б.). Не хочется использовать грубые слова, но только идиот может поставить слово «только» в отношении величайшего достижения человеческого разума — новой теории тяготения, по традиции, идущей от Эйнштейна, называемой не совсем точно «общей теорией относительности». Научный подвиг Эйнштейна, не имеющий аналогов в истории человечества, состоит в том, что он первым заметил маленькое облачко на казавшемся совершенно безоблачном небосклоне великого закона всемирного тяготения Ньютона и сумел построить свой, не менее великий закон, перевернувший наше представление о Вселенной. Пренебрежительное словечко «только» в отношении этого подвига ничего не говорит об Эйнштейне и его теории, зато много говорит о Баландине, его умственных способностях и его научной честности.

То, что открыто высказанное пренебрежение к теории относительности не случайно, Баландин подтверждает на страницах книги не раз. Вряд ли он сам верит в им сказанное. Вероятно, это просто жульнический прием. Ведь признав гениальность общей теории относительности, пришлось бы согласиться с гениальностью ее создателя. Но у Баландина другая цель: показать заурядность Эйнштейна. Ради достижения этой цели он готов, не щадя своей репутации, провозглашать глупость за глупостью. Авось читатель проглотит не задумываясь. Вот еще столь же глубокомысленное заявление: «Закономерный ряд идей у Эйнштейна предельно короток: от частной теории относительности к общей. Дальше — тишина. Два аккорда. Маловато для мелодии» (Баландин, 2021, стр. 283).

Вот так! Баландину мало специальной и общей теорий относительности, хотя каждой из этих теорий хватило бы любому ученому для признания его великим физиком ХХ века. Зато Баландин хорошо знает, как бывает у титанов: «Титанической силы мышлением он (Эйнштейн. — Е. Б.) не обладал. Оно бы проявилось в течение всей сознательной жизни. А он несколько десятилетий тщетно пытался развить собственные теории. У титанов так не бывает» (Баландин, 2021, стр. 283).

Убедив себя и наивных читателей, что Эйнштейн никакой не гений и не титан, Баландин берется доказать, что и героем Эйнштейна назвать нельзя: «Какой научный подвиг совершил Эйнштейн? Рисковал жизнью или здоровьем, проводя опасные опыты? Нет. Всего лишь написал статьи с оригинальными идеями (отчасти сомнительными). Что тут героического?» (Баландин, 2021, стр. 282).

Всего лишь статьи… А то, что они определили лицо современной физики, Баландина не волнует. В творчестве Эйнштейна он разбирается не лучше, чем разбирался в искусстве извозчик, спросивший великого Шаляпина:

— Ты, барин, чем занимаешься?

— Да, вот, пою…

— Я не про то. И я пою, когда выпью. Я спрашиваю, ты что делаешь?

Гениальность Эйнштейна не дает Баландину покоя. Он снова и снова, как мантру, повторяет: он не гений, он не гений, он не гений… «О какой-то гениальности можно ли говорить, если человек неспособен разработать собственную гипотезу? Если он четыре десятилетия топчется в интеллектуальном тупике? Разве нельзя было обдумать новые варианты или взяться за другие проблемы?» (Баландин, 2021, стр. 277–278).

Ах, как жаль, что когда Эйнштейн бился над единой теорией поля, рядом не оказалось Баландина. Он бы посоветовал великому физику взяться за другие проблемы или обдумать новые варианты — глядишь, и история науки пошла бы другим путем. А если без шуток, то подобное предложение не только глупое и невежественное, но и чрезвычайно пошлое.

Почитаешь Баландина — и становится непонятно, почему вообще Эйнштейна еще не забыли, почему до сих пор его имя вызывает такие споры. Ведь он, по Баландину, полное научное ничтожество: «Чрезвычайно мал вклад его (Эйнштейна. — Е. Б.) в науку (если не считать недоразумений, связанных с теорией относительности). Ньютон, например, создал классическую механику, дифференциальное и интегральное исчисление, доказал закон всемирного тяготения, разрабатывал оптику. Равноценных достижений у Эйнштейна не было» (Баландин, 2021, стр. 278).

Про таких «оценщиков» наш поэт точно сказал: «Суди, дружок, не свыше сапога». Сейчас даже школьники и люди, далекие от физики, знают, что теория относительности изменила лицо нашей цивилизации. Это чувствовали миллионы простых людей даже в далеком 1919 году, когда впервые фото Эйнштейна появилось на первых полосах газет и журналов: экспедиции английских астрономов в Южное полушарие, где наблюдалось солнечное затмение, подтвердили выводы теории Эйнштейна об искривлении траекторий лучей от далеких звезд при прохождении вблизи Солнца. Мир потрясла новость: Эйнштейн опроверг закон Ньютона! Выдающиеся ученые ХХ века единодушно признали заслуги Эйнштейна в теоретической физике. А вот Рудольф Баландин считает иначе: «Она (теория относительности. — Е. Б.) не принесла никаких плодов на древе научной мысли» (Баландин, 2021, стр. 284). Чего здесь больше: невежества, глупости или элементарного надувательства?

Насколько геолог Баландин не разбирается в предмете, о котором берется судить, видно по следующему пассажу: «Ученого-теоретика, каким он был, следует судить в первую очередь по его достижениям. До наших дней из всех идей Эйнштейна остается, хотя и вызывает серьезные сомнения, теория относительности. Не так уж много» (Баландин, 2021, стр. 230).

Баландин ничего не знает или делает вид, что не знает про открытия Эйнштейном квантов света, законов броуновского движения, индуцированного излучения, статистики Бозе — Эйнштейна… Современные лазеры, навигаторы, не говоря уж об атомных электростанциях, не были бы созданы без открытий Эйнштейна. Не думаю, чтобы Баландин этого не знал. Просто поставленная им задача представить Эйнштейна «простым умным человеком» (Баландин, 2021, стр. 256), но ни в коем случае не гением, героем и титаном научной мысли требует лжи и притворства. Иначе не докажешь, что белое — это черное. Вот пример неприкрытого обмана: «После благословенных лет службы в патентном бюро Эйнштейн не создал ничего особо выдающегося. А ведь он прожил еще почти полвека! Неужели это и есть символ нашей эпохи? Куда делась его гениальность? Да и была ли она? И что это такое, если не громкое слово?» (Баландин, 2021, стр. 161).

Напомню, что работу в Патентном ведомстве Эйнштейн прекратил в 1909 году, перейдя на должность экстраординарного профессора Цюрихского университета. Кто, интересно, поверит Баландину, что после 1909 года Эйнштейн не создал ничего выдающегося, если общая теория относительности была завершена в 1915 году? Только абсолютно невежественные люди. Вот им в первую очередь и вливают в души отраву авторы ядовитых биографий Эйнштейна. А если кто-то засомневается в аргументах отравителя, то он не поленится повторить их еще и еще раз, пока читатель не перестанет отличать ложь от правды. Баландин не устает твердить о бесплодности Эйнштейна: «Альберт Эйнштейн в свои 34 года стал самым молодым членом Прусской академии. Макс Планк возлагал огромные надежды на его творческий потенциал. Теперь можно сразу сказать: эти надежды не оправдались. Не потому, что вскоре началась мировая война и последующие потрясения. Фактически творческий потенциал Эйнштейна был исчерпан» (Баландин, 2021, стр. 196).

Обоснован этот поклеп, естественно, шельмовскими методами. Баландин ссылается на остроумное высказывание Эйнштейна в письме другу: «Немцы делают ставки на меня, как на курицу-медалистку, но я не уверен, что всё еще могу откладывать яйца» (Баландин, 2021, стр. 196), — забывая сказать, что оно было сделано в начале его берлинской карьеры, а не как ее итог. Так скромность Эйнштейна выдается за его признание в собственном бессилии, которого, конечно, не было и в помине. Именно берлинский период творчества ученого ознаменовался завершением невиданной эпопеи — окончательным оформлением новой теории гравитации.

В целом же безграмотная и тенденциозная биография Эйнштейна, написанная геологом Баландиным, не просто плохая книга, а книга ядовитая, вредная для читателя, особенно молодого. Именно такие книги и поддерживают в «глубинном народе» ненависть к Эйнштейну, а заодно и ко всем ученым и евреям. Комментарии, которые пишут некоторые люди к записям моих лекций, показывают, что усилия подобных Баландину «отравителей» приносят свои ядовитые плоды.

Гимн сионизму

Есть четко прослеживаемая на протяжении десятилетий закономерность: попытки развенчать Эйнштейна и опровергнуть теорию относительности почти всегда сопровождаются ссылками на его еврейское происхождение. Копни противника Эйнштейна — и, как правило, найдешь антисемита. Классический пример: история взаимоотношений Альберта Эйнштейна и другого нобелевского лауреата по физике Филиппа Ленарда. Вначале отношения были уважительные, Эйнштейн в знаменитой работе о квантах света цитировал Ленарда, физики обменивались оттисками статей. Ленард, воспитанный на классической физике, не мог себе представить свет без эфира, поэтому не принимал теорию относительности, пытался экспериментально обнаружить эфир. Первая мировая война больно ударила по судьбам миллионов немцев, Ленард потерял из-за войны сына и в начале 1920-х годов попал под влияние национал-социалистической пропаганды, стал посещать нацистские митинги, слушать речи Гитлера и Геббельса. Начиная с 1922 года его борьба с теорией относительности приобрела антисемитскую окраску, он пришел к идее «арийской физики», кардинально отличавшейся от «физики еврейской», чьим главным представителем выступал Альберт Эйнштейн. Подробности противостояния этих антиподов — Ленарда и Эйнштейна — описаны в моей книге «Альберт Эйнштейн в фокусе истории ХХ века» (Беркович, 2018).

Баландину, конечно, далеко до Ленарда во всех отношениях, но и он считает необходимым сообщить о связях Эйнштейна с мировым еврейством: «Эйнштейн стал одним из мировых центров если не сионизма, то еврейства. Его друзья, знакомые, соавторы, люди, которым он помогал, были преимущественно евреями» (Баландин, 2021, стр. 236).

В таком сообщении мало яда, поэтому Баландин поясняет для читателей, еще не до конца отравленных антисемитизмом: «Говоря о народе Израиля, следует помнить, где находилось это государство. Полезно знать и то, что высоко чтимый царь Давид уничтожал другие народы и для этого использовал особые печи. Бог Израиля вовсе не милосердный, а нередко гневный и жестокий, в чем можно убедиться, читая Ветхий Завет» (Баландин, 2021, стр. 237).

Тут до утверждения, что это евреи придумали печи Освенцима, один шаг. Да и гонения на евреев — дело праведное и благородное, в чем уверен господин Баландин: «Гонения на евреев были вызваны не злобой дикарей к цивилизованному народу, а ненавистью к ростовщикам, торговцам и банкирам» (Баландин, 2021, стр. 238).

Эйнштейн стал поддерживать сионизм, пишет автор обсуждаемой книги, правда, как иллюстрацию этого тезиса он указывает не на Еврейский университет в Иерусалиме, в создании которого великий физик действительно принял живое участие, а на вторую жену и на любовниц Альберта, которые, по мнению Баландина, почти все были еврейками (Баландин, 2021, стр. 238). Даже если на минуту допустить, что этот миф верен, совершенно непонятно, причем тут сионизм. Придется признать, что в сионизме геолог Баландин разбирается еще хуже, чем в теории относительности.

* * *

А вот автор другой серии ядовитых книг о создателе теории относительности, физик Владимир Бояринцев, к очернению Эйнштейна подошел иначе, чем Баландин. Бояринцев — физик по образованию, окончил знаменитый Физтех в Долгопрудном, доктор физико-математических наук, автор свыше двадцати книг. Он не пытается, как Баландин, опорочить теорию относительности — всё же физическое образование не позволяет нести такую пургу, которую позволяет себе геолог. Бояринцев не может, подобно Баландину, объявить теорию относительности пустяком и обманом. Зато он может подчеркнуть, что Эйнштейн всё украл у других исследователей. Тут же и Милева Марич пойдет в дело, и Лоренц, и Пуанкаре…

Сверхзадача Бояринцева — показать, что Эйнштейн не автор релятивистской теории, а всего лишь «талантливый популяризатор идей классиков релятивизма», а то и просто плагиатор, ворующий чужие идеи. Появление теории относительности, как и оглушительный успех ее создателя, он непосредственно связывает с сионистским движением, и если у Баландина Эйнштейн поддерживал сионизм, то у Бояринцева сионизм поддерживал Эйнштейна: «Однако вся жизнь и деятельность Эйнштейна явились свидетельством того, что, если заниматься „повседневными вопросами“ под покровительством такого мощного движения, каким является сионистское, можно достичь чрезвычайно высоких результатов» (Бояринцев, 2005, стр. 41).

После таких слов начинаешь еще больше уважать сионизм: это же надо, какие у него возможности! Вот какой пример должен убедить читателя, что слава Эйнштейна раздута «еврейским капиталом»: «Своей внезапной славой Эйнштейн обязан средствам массовой информации, как известно, в своем подавляющем числе принадлежащим еврейскому капиталу. Заголовки английских и американских газет выглядели так: „Революция в науке“, „Новая теория строения Вселенной“, „Ниспровержение механики Ньютона“, „Лучи изогнуты, физики в смятении. Теория Эйнштейна торжествует“» (Бояринцев, 2005, стр. 71).

Методы очернения Эйнштейна у Бояринцева не слишком отличаются от стандартных приемов заштатных антисемитов. То он намекнет, что «его приятель и врач Януш Плещ высказал предположение, что гений умер от сифилиса» (Бояринцев, 2005, стр. 14). История болезни Эйнштейна, от которой он умер, — аневризмы аорты — хорошо известна, но вбрось сенсационную новость про сифилис — и народ подхватит, не разбираясь, ложь это или правда.

Для очернения личности Эйнштейна Бояринцев специально искажает факты его биографии. Про диссертацию Эйнштейна Бояринцев врет, что ее провалили, якобы, из-за ее низкого качества: «Отметим, что на этих двадцати одной страницах молодой гений написал такое, что диссертация, по нашим меркам кандидатская, была признана ошибочной и защищена не была! Бедный же рецензент профессор Кляйнер вынужден был в течение ряда лет помогать Эйнштейну, тем самым искупая свою вину перед международным сионизмом» (Бояринцев, 2005, стр. 77).

Этим лживым аргументом Бояринцев пытается опровергнуть общепринятое обозначение 1905 года как «года чудес», ибо в этом году в журнале Annalen der Physik были опубликованы четыре гениальные статьи Эйнштейна (о квантах света, броуновском движении и две по теории относительности), а также отдельной брошюрой вышла опубликованная в Берне докторская диссертация «Новое определение размеров молекул». Вопреки тому, что нагло врет Бояринцев, диссертация была без сучка и задоринки защищена в Цюрихском университете на основе двух весьма положительных отзывов — научного руководителя профессора Кляйнера и рецензента профессора Буркхардта. Докторский диплом был выписан Эйнштейну в январе 1906 года. Бояринцев же пафосно восклицает: «Где еще, уважаемые читатели, вы могли слышать про такой „беспримерно плодотворный в истории физики и научной мысли вообще“ год?» (Бояринцев, 2005, стр. 77).

Вот на такой лжи построены все аргументы этого «ниспровергателя Эйнштейна» и борца с мировым сионизмом. Бояринцев упрекает Бориса Кузнецова, что в его «капитальном произведении» (Кузнецов, 1963) «тщательно замалчивается» вопрос о докторской диссертации Эйнштейна. Лучше бы и сам Бояринцев молчал бы об этом предмете и не показывал свое дремучее невежество. Но он без тени смущения пишет очередную чушь: «И если бы люди добрые (догадайтесь, под чьим давлением?) не присвоили бы ему звание почетного доктора, Эйнштейн не имел бы права занимать профессорскую должность» (Бояринцев, 2005, стр. 77).

Бояринцев не понимает разницы между статусом почетного доктора, который был присвоен Эйнштейну в 1909 году Женевским университетом, и званием приват-доцента, без которого, действительно, нельзя было стать профессором. Эйнштейн получил это звание в феврале 1908 года, пройдя так называемую процедуру хабилитации, о чем подробно рассказано в моей статье «Альберт Эйнштейн: счастливые годы в Берне» (Беркович, 2023b). И такой невежественный человек, как Бояринцев, берется судить о достижениях Альберта Эйнштейна!

Сионизму Бояринцев отводит совершенно исключительную роль в создании и распространении теории относительности. Оказывается, и сама теория относительности родилась по инициативе и при содействии сионизма: «Ответ станет ясным, если рассмотреть общественно-политическую обстановку того времени. А это конец XIX века, в 1897 году состоялся первый сионистский конгресс. Движению, вышедшему из подполья, нужно было знамя. Здесь же надо было создать образ — образ гения всех времен и только одного народа, образ, чей авторитет был бы на уровне Моисея, который вывел еврейский народ из Египта, на уровне Авраама — родоначальника евреев (кстати, основоположник легального сионизма — Теодор Герцль в „еврейской сотне“ занимает даже не призовое, а только восьмое место). И такой человек был найден. Всё остальное было делом денег и техники. Деньги были, техника тоже…» (Бояринцев, 2005, стр. 95).

Ай да сионизм! Ай да мировое еврейство! Им нет преград: захотели — и такую махину создали — всемирную теорию тяготения вместе со специальной теорией относительности! Можно сказать, облагодетельствовали землян! Человечество должно сионистов на руках носить. В смелой гипотезе Бояринцева смущает только одна малость: в 1897 году Эйнштейн был еще студентом Политехнического института в Цюрихе. Как это дальновидные сионисты разглядели в скромном студенте подходящего человека, из которого сделали со временем икону, которой поклонялось всё человечество? Бояринцев подробно описывает этапы карьеры Эйнштейна и поддержку сионистов на каждом этапе. Более трети века продолжался этот беспримерный в истории процесс возведения человека на трон гения науки, более трети века сионисты, оказывается, вели Эйнштейна почти за руку от одной научной должности к другой, от одного открытия к другому, как пишет Бояринцев, «вся деятельность Эйнштейна, начиная с юности, проходила при ежедневной поддержке „международного еврейства“» (Бояринцев, 2005, стр. 127). И сионисты добились своей цели: «К тридцатым годам закончилось формирование культа личности гения всех времен и одного народа. Фактически к этому моменту завершился грандиозный сионистский проект под кодовым названием „Эйнштейн“, аналогом которому в русской литературе является Козьма Прутков» (Бояринцев, 2005, стр. 99).

Правда, Бояринцев непоследователен: то у него сионисты провели Эйнштейна в гении, а потом оказываются виноваты в этом немцы и американцы: в начале ХХ века наука была немецкой, поэтому немцы не позволили французу Анри Пуанкаре считаться создателем теории относительности: «Хотя Эйнштейн и работал в Берне, но родился он в Ульме, в Баварии (!). Он принадлежал немецкой школе. Поэтому и стал знаменитым. Потом американцы, склонные всё преувеличивать до абсурда, сделали из него самого великого ученого человечества» (Бояринцев, 2005, стр. 112).

После перечисленных «перлов» уже не удивляет тот факт, что Бояринцев не силен в географии: город Ульм лежит не в Баварии, а в земле Баден-Вюртемберг. Непонятно другое: кого же сам Бояринцев винит в создании Эйнштейна-гения — сионистов, немцев или американцев? И как им всем удалось так удачно объединить усилия, чтобы получить такой великолепный результат?!

Есть ли здравомыслящие читатели, которые поверили бы в эту ахинею? Оказывается, есть! Более ста лет не унимаются противники Эйнштейна, желающие развенчать ученого, лишить его славы гениального физика ХХ века, обесценить его достижения в науке. Они не брезгуют никакими сведениями, очерняющими автора теории относительности, не обращая внимания на степень их достоверности. Книги таких авторов, как Баландин и Бояринцев, — просто клад для нечистоплотных очернителей Эйнштейна. Для нормальных же читателей, не очень осведомленных в биографии Эйнштейна, важно знать, по каким признакам определить, какая книга перед ними, — нормальная, которую стоит почитать, чтобы узнать что-то новое, или это «ядовитый» продукт, от которого лучше держаться подальше, чтобы сохранить душевное спокойствие и не отравиться ядом ненависти.

Евгений Беркович

Баландин Р. 2021. Эйнштейн в координатах любви. — М.: Вече, 2021.

Беркович Е. 2018. Альберт Эйнштейн в фокусе истории ХХ века. — М.: URSS, 2018.

Беркович Е. 2022–2023. Море Эйнштейна // Семь искусств, №№ 10/2022, 1/2023, 2/2023.

Беркович Е. 2023. Почему ошибаются биографы Эйнштейна? На примере описания его доцентуры // Семь искусств, № 10. 2023.

Беркович Е. 2023a. Седьмая лекция курса «Альберт Эйнштейн и революции в физике». 18 ноября 2023 года. youtu.be/p-yjzOxc2sY.

Беркович Е. 2023b. Альберт Эйнштейн: счастливые годы в Берне // Семь искусств, №№ 7–9. 2023.

Бояринцев В. 2005. АнтиЭйнштейн. Главный миф ХХ века. — М.: Эксмо, 2005.

Кузнецов Б. Г. 1963. Эйнштейн. — М.: Изд-во АН СССР, 1963.


1 trv-science.ru/2023/01/more-einsteina/
trv-science.ru/2023/02/more-einsteina-2/
trv-science.ru/2023/02/more-einsteina-3/
trv-science.ru/2023/03/more-einsteina-4/

Подписаться
Уведомление о
guest

5 Комментария(-ев)
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
res
res
2 месяцев(-а) назад

Лучшим ответом авторам ядовитых биографий было бы ИМХО переиздание академического 4-х томника трудов Эйнштейна. Читатели разберутся …

Евгений Беркович
2 месяцев(-а) назад
В ответ на:  res

Слава Богу, четырехтомник есть в электронном виде и доступен для всех. И пользоваться им значительно удобнее, чем бумажным. Я бумажный четырехтомник купил сразу после его выхода в свет, в 1967 году. Но сейчас даже с полки не достаю, настолько в электронном виде удобно. Куда важнее перевод и издание современного “Собрания документов об Эйнштейне”, выходящего на английском и немецком языках. Вышло 16 томов, ожидается 30. Но они тоже есть в электронном виде. А вот отдельные труды серии “Эйнштейновских штудий”, кроме как на бумаге, не найдешь. Вот что нужно иметь на русском! Я писал об этом в статьях “Море Эйнштейна”, в том числе и тут, в “Троицком варианте”.

Ричард
Ричард
2 месяцев(-а) назад

Помню ещё “Эйнштейновский сборник”, издававшийся до 1990-го. Эх, неплохо бы возобновить…

Евгений Беркович
2 месяцев(-а) назад
В ответ на:  Ричард

Да, прекрасные 15 томиков – тоже стоят на полке. Но и они уже оцифрованы, переиздавать не нужно, а вот новые составлять и издавать – было бы здорово!

Кирилл Крючков
Кирилл Крючков
1 месяц назад

Евгений Михайлович, спасибо Вам. Интереснейший текст. К сожалению, таким проходимцам верят, потому что они пишут броско, на мой взгляд. А серьезную биографию читать зачастую скучно. Люди падки на сенсации и разоблачения. К сожалению, даже специалисты в той же области.

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (7 оценок, среднее: 4,86 из 5)
Загрузка...