Почему ошибаются биографы Эйнштейна? На примере описания его доцентуры

Бернский университет («Википедия»)
Бернский университет («Википедия»)
Евгений Беркович
Евгений Беркович
Ступени академического роста

В разных странах академическая карьера ученых строится по своим образцам и правилам, причем правила эти зависят от времени. В ряде стран Европы, включая Германию и Швейцарию, первой ступенью академической карьерной лестницы становится хабилитация, т. е. защита второй докторской диссертации, проведение пробной лекции перед профессорским составом факультета с последующим ее обсуждением. Итог успешной хабилитации — присвоение соискателю звания приват-доцента и лицензия venia docendi (venia legendi) на чтение лекций студентам университета. Регламент хабилитации отличается не только от страны к стране, но и от университета к университету и меняется со временем. Поэтому мы не будем пытаться описать эту процедуру в целом, а ограничимся только Бернским университетом в Швейцарии во времена, когда проходила хабилитация Эйнштейна, т. е. в начале ХХ века. По сходным правилам (с небольшими отличиями) она проходила и в других университетах Швейцарии, а также Германии, Австрии и других европейских стран немецкоговорящего региона.

Прежде, чем описать процедуру хабилитации в Бернском университете, скажем несколько слов о ступенях академической карьеры в разных странах. Например, в современной России существуют два научных звания — доцент и профессор. До 2003 года существовало еще одно научное звание — старший научный сотрудник — которое сейчас приравнено к доценту. Ученых степеней тоже две — кандидат и доктор наук. С научными званиями они связаны не строго: обычно доцент — это кандидат, а профессор — доктор наук, но нередки и исключения из этого правила. Наверно, излишне напоминать, что научные звания не нужно путать с одноименными должностями в штатном расписании учебного заведения. Например, в должности профессора не обязательно работает профессор по званию, хотя обычно это так. Ученые степени присваиваются после защиты соответствующей диссертации — кандидатской или докторской. Читать лекции студентам могут доценты или профессора — как кандидаты, так и доктора наук, а иногда и люди без ученой степени. Специальной лицензии на чтение лекций не требуется.

В США ученая степень одна — доктор философии, ее обозначают латинскими буквами PhD. Вторую докторскую диссертацию там не защищают и для продвижения по ступеням академической карьеры вторая диссертация не требуется. А ступеней этих три: профессор-ассистент (assistant professor), ассоциированный профессор (associate professor) и полный профессор (full professor). должность ассоциированного профессора часто переводят как доцент. Бессрочный контракт имеют все полные профессора (университет не может их уволить без веской причины) и, как правило, ассоциированные профессора. Профессора-ассистенты принимаются на работу с испытательным сроком до семи лет. Потом они получают бессрочный контракт или увольняются. Строгой границы между научной должностью и званием тут нет, ставший полным профессором в одном университете остается им и при переходе в другой университет. Лицензий на чтение лекций в Америке тоже не знают, степень доктора философии для профессора обязательна (хотя и тут бывают исключения) 1.

Иная картина в Швейцарии, Германии, Австрии и в ряде других европейских стран. Степень доктора наук и соответствующий титул соискатель получает после защиты первой диссертации, называемой иногда инаугурационной. В области естественных наук степень называется «доктор естествознания», или «доктор естественных наук», по-латыни Doctor rerum naturalium, Dr. rer. nat. Эта ученая степень и титул доктора не дают права читать лекции в университетах. Чтобы получить это право, нужно успешно пройти процедуру хабилитации, о которой и идет речь в этой статье. Хабилитация состоит из двух этапов. На первом этапе защищается специальная хабилитационная диссертация, обычно следующая за инаугурационной. После защиты хабилитационной диссертации соискатель получает двойной титул доктора: Dr. Dr. или Dr. habil. Второй этап хабилитации — пробная лекция перед профессорско-преподавательским составом университета, в котором проходит хабилитация. Тема лекции предлагается соискателем и необязательно совпадает с темой диссертации. После лекции происходит ее обсуждение. Если ученый совет признает пробную лекцию успешной, соискателю выдается специальная лицензия на чтение лекций в университете, которая по латыни называется venia legendi, или venia docendi. Успешно прошедший оба этапа хабилитации получает звание приват-доцента и может читать лекции студентам. Размер зарплаты приват-доцента твердо не установлен, его жалование составляют взносы студентов за обучение.

Званием приват-доцента начинается академическая карьера ученого и преподавателя. За хорошую преподавательскую деятельность и успешное руководство соискателями докторских степеней приват-доцент может быть факультетом назван титулярным профессором. При удачном стечении обстоятельств — при наличии вакансии в университете и после утверждения ученым советом — приват-доцент или титулярный профессор могут быть избраны на должность экстраординарного профессора (обычно уже в другом университете). На этой должности человек получает твердый оклад, который, как правило, платит ему университет. В отдельных случаях экстраординарный профессор может быть признан государственным служащим, и тогда оклад ему устанавливает министерство науки или образования, курирующее университет.

Вершиной научной и преподавательской карьеры ученого является должность полного, или ординарного, профессора, который обязательно является государственным служащим со всеми вытекающими отсюда преимуществами: высокий оклад, индексируемая пенсия, обеспеченная старость…

Хабилитация Эйнштейна

Получение Эйнштейном звания приват-доцент было подробно описано в большой статье «Альберт Эйнштейн: счастливые годы в Берне» (Беркович, 2023). В этом разделе для удобства читателя соберем основные вехи этого процесса, отсылая за подробностями к упомянутой статье.

Получив в июле 1900 года от Федерального политехнического института в Цюрихе диплом «преподавателя-предметника в математическом направлении», Альберт Эйнштейн попытался стать доктором философии, представив в ноябре 1901 года диссертацию философскому факультету Цюрихского университета (Политехникум тогда не имел права присваивать ученые степени). Однако защита диссертации в тот раз не состоялась; по совету научного руководителя, профессора Альфреда Кляйнера, Эйнштейн забрал ее 1 февраля 1902 года. О причинах этого поступка подробно рассказано в моей статье «На старте. История несостоявшейся защиты первой диссертации Альберта Эйнштейна» (Беркович, 2022a).

Вторую попытку стать доктором Эйнштейн предпринял в июле 1905 года, представив в тот же Цюрихский университет еще одну диссертацию на тему «Новое определение размеров молекул», она была напечатана в виде отдельной брошюры в Берне в типографии K. J. Wyss (Einstein, 1905b). В отличие от неудачной попытки 1901 года в этот раз защита состоялась и прошла быстро и успешно. Докторский диплом соискатель получил в январе 1906 года, с тех пор обращаться к нему следовало «доктор Эйнштейн».

Как было сказано, докторская степень является важной предпосылкой начала академической карьеры, но первым шагом на этом пути становится получение звания приват-доцент, т. е. прохождение процедуры хабилитации. Эйнштейн долго колебался, начинать ли движение по академической лестнице — у него были еще свежи воспоминания о первой неудачной попытке стать приват-доцентом, когда он не имел докторской степени. Эту попытку он совершил в 1903 году, о чем мы знаем из письма Мишелю Бессо, написанного в двадцатых числах января 1903 года: «С недавних пор я решил пойти в приват-доценты, если, конечно, смогу пробиться. Напротив, доктором становиться я не буду, так как это мне мало поможет и вся эта комедия мне стала уже скучной» (CPAE-5, 1993, стр. 11, Doc. 5).

Кажется странным, что человек без докторской степени старается получить звание, предполагавшее защиту уже второй диссертации. Оказывается, формально Эйнштейн мог надеяться на успех этой почти безнадежной операции: действовавший в то время «Регламент хабилитации на философском факультете высшей школы Берна», утвержденный в 1891 году, в параграфе 2 допускал иногда отсутствие у соискателя докторского диплома, если он имел «выдающиеся литературные достижения» (Reglement, 1891, стр. 1). Но всё дело заключалось в том, что у двадцатичетырехлетнего Эйнштейна «литературные достижения» в том году исчерпывались тремя опубликованными в 1901 и 1902 годах статьями и еще одной, поданной в редакцию, но не вышедшей в свет. Назвать их выдающимися не повернулся бы язык ни у кого, включая их автора. Так что отказ университета дать Эйнштейну звание приват-доцента в 1903 году был абсолютно справедливым, и гнев неудачного соискателя на университет, который он обозвал «свинарником» и обещал никогда не читать там лекции, «так как жалко терять время» (CPAE-5, 1993, стр. 18, Doc. 7), следует признать безосновательным.

После защиты инаугурационной диссертации доктор Эйнштейн продолжал еще полтора года трудиться в Патентном ведомстве Швейцарии, пока под давлением друзей и в результате настойчивых советов старших коллег-физиков он всё же не решился на вторую попытку стать приват-доцентом и подал 17 июня 1907 года в Департамент образования кантона Берн официальное прошение о хабилитации. К прошению были приложены двадцать документов: инаугурационная диссертация, докторский диплом, curriculum vitae и оттиски семнадцати опубликованных статей, среди них великие работы 1905 года о световых квантах, теории относительности и броуновском движении. Единственное, что отсутствовало в приложении к прошению, это сама хабилитационная диссертация, которую следовало защитить на первом этапе процесса хабилитации.

В отличие от авантюристической попытки 1903 года, у Эйнштейна в 1907 году было гораздо больше оснований претендовать на получение звания приват-доцент по совокупности работ: он уже известный в научных кругах ученый, его достижения признают ведущие физики-теоретики того времени, прежде всего берлинский профессор Макс Планк. Того же мнения, как мы увидим, придерживаются многие биографы Эйнштейна: согласно действующим правилам, он мог, якобы, получить звание приват-доцент за свои выдающиеся заслуги, минуя стадию защиты хабилитационной диссертации. Однако университет в лице ученого совета философского факультета отклонил прошение Эйнштейна и предложил ему представить хабилитационную диссертацию, чтобы получить заветное звание.

Последовавшее за этим разочарование и возмущение Эйнштейна можно было бы легко понять и разделить, если бы в регламенте прохождения хабилитации на философском факультете Бернского университета стоял бы пункт о возможности получения звания приват-доцента по совокупности работ, как это предусматривает современный регламент (Reglement, 2022). Однако в регламенте 1891 года, действовавшем в то время, когда Эйнштейн пытался стать приват-доцентом, такого пункта не было (Reglement, 1891), так что решение ученого совета было полностью в рамках действующего тогда законодательства. На что же тогда надеялся молодой, но уже известный ученый? На то, что ученый совет пойдет против правил и сделает для него исключение. Возможен ли был такой ход событий? Судя по особому мнению профессора Грюнера, зафиксированному в протоколе, такой результат был возможен. Но победило мнение профессора Форстера, и в октябре 1907 года Эйнштейну было предложено представить философскому факультету хабилитационную диссертацию. Подробно эта неудачная попытка автора теории относительности стать приват-доцентом описана во второй части статьи «Альберт Эйнштейн: счастливые годы в Берне» (Беркович, 2023).

Три с половиной месяца потребовались Эйнштейну, чтобы забыть обиду и повторить попытку стать приват-доцентом. После настойчивых советов со стороны профессоров Кляйнера и Грюнера он в феврале 1908 года подал-таки декану философского факультета свою новую работу «Следствия из закона распределения энергии излучения черного тела, касающиеся состава излучения» в качестве хабилитационной диссертации. В этот раз напуганный перспективой потерять репутацию из-за отказа признать всемирно известного физика приват-доцентом ученый совет факультета действовал не просто быстро, а стремительно. Заседание совета состоялось 24 февраля, практически без обсуждения было решено принять хабилитационную диссертацию и пригласить господина Эйнштейна провести пробную лекцию в четверг 27 февраля. Эйнштейн выбрал темой лекции «О границах применимости классической термодинамики». В тот же день после пробной лекции декан факультета написал директору Департамента образования кантона Берн рекомендацию выдать доктору Эйнштейну лицензию venia docendi по теоретической физике. И в пятницу 28 февраля официальное письмо, подписанное заместителем директора департамента Альбером Гоба, удостоверило, что Эйнштейн успешно прошел процедуру хабилитации и стал приват-доцентом. Он приглашался прочитать вступительную лекцию в Бернском университете, о деталях которой он должен был договориться с деканом философского факультета 2.

Эйнштейн начал читать лекции в Бернском университете в летнем семестре 1908 года. Курс лекций назывался «Молекулярная теория теплоты», слушателей было всего трое. Зимой 1908/1909 учебного года к ним добавился еще один студент. А в следующем семестре Эйнштейн был приглашен экстраординарным профессором в Цюрихский университет, и лекции в Берне прекратил.

Такова история начала академической карьеры Альберта Эйнштейна. Ее основные этапы достаточно полно, хотя и не без ошибок освещены в книге Макса Флюкигера «Альберт Эйнштейн в Берне» (Flückiger, 1974), где рассказ иллюстрируется копиями документов из архива Бернского университета. Они не дают автору далеко отклониться от истинного хода событий. Кратко, но относительно четко перечислил все этапы хабилитации Юрген Неффе в своей биографии Эйнштейна (Neffe, 2005).

Посмотрим, как описывается этот сюжет в других биографиях ученого, где первичные документы не всегда были под рукой автора.

Почему ошибаются биографы Эйнштейна? На примере описания его доцентурыАнтон Райзер (Рудольф Кайзер). «Альберт Эйнштейн»

«Биографический портрет» — так звучал подзаголовок биографии, написанной зятем ученого Рудольфом Кайзером, взявшим псевдоним Антон Райзер. Она была одобрена Эйнштейном, который даже написал к книге предисловие. Правда, разрешения на публикацию немецкого оригинала он не дал, так как считал, что в книге слишком много внимания уделяется личной жизни, а не научным достижениям. Английский перевод книги был опубликован в 1930 году в Нью-Йорке и в 1931 году — в Лондоне.

По интересующему нас вопросу Райзер поясняет, что мелкий государственный служащий в один день стать университетским профессором не может, ему необходимо сначала получить статус приват-доцента в университете. Естественно, пишет Райзер, что Эйнштейн должен был сделать это в Берне, так как не мог оставить работу, которая поддерживала его и семью. Далее Райзер подчеркивает, что формальное признание Эйнштейна на пути к академическому олимпу шло непросто: «Первоначально против выступал физик Форстер, который, как это часто бывает в случае старого университетского профессора, видел в каждом юном коллеге соперника, готового поставить под угрозу его позицию» (Reiser, 1930, стр. 70).

Затем идет рассказ о том, что Форстер был прекрасным лектором, но никудышным ученым, зато у него был волшебный сад, куда никто не мог войти, если не докажет, что ничего не знает по физике. Технарям тоже вход в сад был закрыт (Reiser, 1930, стр. 71). А дальше рассказ о приват-доцентстве завершается одной фразой: «Но Форстер потерпел неудачу в своих попытках не допустить Эйнштейна на факультет, и доктор Альберт Эйнштейн начал свою карьеру лектора» (Reiser, 1930, стр. 71).

Прямо скажем, не очень подробно описана сама процедура хабилитации (это слово Райзер не называет) и все душевные страдания соискателя, с нею связанные. Видно, Эйнштейн, со слов которого и написана его биография, не очень хотел вспоминать эти неприятные моменты, когда его попытка получить заветное звание приват-доцента по совокупности своих выдающихся работ провалилась. Так что «Биографический портрет» Эйнштейна, нарисованный его зятем, дает нам очень мало информации о рассматриваемом эпизоде жизни ученого, он явно неполон, да и неточен в отношении Форстера, который, как мы видели, вовсе не был последовательным противником приват-доцентства Эйнштейна.

И в описании последовавших после хабилитации лекций Райзер не совсем точен. По-видимому, со слов Эйнштейна биограф пишет: «Чтобы быть точным, только два студента посещали регулярно его лекции, и то потому, что они были личными друзьями преподавателя. Естественно, одним из них был Бессо. Другого юного сотрудника Телеграфного ведомства звали Шаван» (Reiser, 1930, стр. 71).

Если бы Райзер видел официальные сообщения Эйнштейна в Департамент образования кантона Берн о числе слушателей его лекций, он бы такую ошибку не совершил. Каждый семестр Департамент образования рассылал всем профессорам и доцентам университета специальную форму, в которой требовалось указать читаемые курсы, аудитории, где читались лекции, время лекций и число слушателей. Заполненные Эйнштейном эти формы за два семестра, когда он читал лекции, можно видеть в книге Флюкигера «Альберт Эйнштейн в Берне» (Flückiger, 1974, стр. 121). Из них ясно видно, что в летнем семестре 1908 года лекции Эйнштейна слушали трое (к Бессо и Шавану нужно добавить Генриха Шенка из Патентного ведомства), а в зимнем семестре 1908/1909 число слушателей выросло до четырех — добавился Макс Штерн, изучавший в университете, правда, не физику, а страховую математику и естествознание. Так что рассказ Антона Райзера о хабилитации Эйнштейна явно неполон и неточен.

Первое издание книги Филиппа Франка (1947 год)
Первое издание книги Филиппа Франка (1947 год)
Филипп Франк «Эйнштейн. Его жизнь и его время»

Биография создателя теории относительности, написанная Филиппом Франком, преемником великого физика в должности профессора Немецкого университета в Праге, тоже была известна Эйнштейну, написавшему к ней предисловие. Для биографии это стало определенным «знаком качества», удостоверяющим, что явных ошибок книга не должна содержать. Так что точность вроде гарантирована. Но вот полнота…

Рассмотрим интересующее нас событие в жизни Эйнштейна — получение лицензии приват-доцента. Франк подробно объясняет, чем приват-доцент отличается от профессора и почему приват-доценту для жизни желательно иметь еще один источник заработка. Для Эйнштейна таким источником была служба в Патентном ведомстве. После чего Франк переходит, собственно, к хабилитации Эйнштейна: «Профессор Кляйнер из Цюриха посоветовал ему хабилитироваться в качестве приват-доцента в университете Берна, где он работал в Патентном ведомстве. Тогда его можно будет после небольшой педагогической практики принять в Цюрихский университет профессором. Эйнштейн сделал это, хотя он не очень любил регулярно читать лекции» (Frank, 1979, стр. 128–129).

Вот и всё, что Филипп Франк счел нужным сказать о драматической процедуре хабилитации Эйнштейна. С точностью тут всё в порядке, но полноты явно не хватает. Как и в случае биографии Райзера, Франк не стал описывать детали процесса, зная, что Эйнштейн не любит в биографиях личных подробностей.

Карл Зелиг. «Альберт Эйнштейн»

Почему ошибаются биографы Эйнштейна? На примере описания его доцентурыШвейцарский журналист и писатель Карл Зелиг выпустил книгу «Альберт Эйнштейн и Швейцария» (Seelig, 1952) в 1952 году, еще при жизни своего героя. Лично с Эйнштейном Зелиг знаком не был, но расспрашивал его через друзей о различных деталях биографии. Понятно, что обо всем спросить невозможно, да и память ученого в пожилом возрасте не всё сохранила, что с ним происходило в молодости, отсюда нередкие неточности в книгах Зелига об Эйнштейне. Зелиг не раз возвращался к биографии своего героя — отметим переработанное издание «Альберт Эйнштейн. Жизнь и труды гения нашего времени» (Seelig, 1960). На русском языке вышел сокращенный перевод этой книги (Зелиг, 1964), в котором интересующий нас эпизод с хабилитацией переведен без пропусков. В дальнейшем мы будем цитировать именно этот перевод, изменив только русское написание фамилии профессора, помогавшего Эйнштейну, с Грунер на более привычное Грюнер. Следует отметить, что книги Зелига часто цитируются биографами Эйнштейна и считаются чуть ли не образцовыми источниками информации. Академик Виталий Лазаревич Гинзбург считал сокращенный перевод с немецкого книги Карла Зелига «Эйнштейн» «лучшей известной нам биографией Эйнштейна, изданной на русском языке» (Гинзбург, 2014, стр. 132). Но вместе с действительно ценными данными о жизни Эйнштейна в Швейцарии в его биографии, написанные после Зелига, попадают, как мы увидим ниже, и неточности, которые Зелиг допускал в своих книгах. Особенно это касается научной и академической жизни в Швейцарии, от которой журналист и писатель Зелиг был, по существу, далек.

Историю с приват-доцентством Эйнштейна Зелиг начинает издалека: «В 1906 году в Бернском университете, основанном в 1834 году, была создана кафедра теоретической физики; заведующим этой кафедрой стал коренной житель города Берна Пауль Грюнер, который с 1894 года был преподавателем математической физики и охотно занимался астрономической оптикой. Еще летом 1905 года, когда Грюнер читал лекции по теории распада атомов, он предложил Эйнштейну рассказать на семинаре о своей только что опубликованной теории» (Зелиг, 1964, стр. 78).

Надо объяснить, что для удобства русского читателя переводчик словами «кафедра теоретической физики» заменяет всего-навсего должность профессора теоретической физики, а под «преподавателем математической физики» понимается просто приват-доцент по этой специальности. Ни о каких кафедрах в университетах того времени не говорили, а отмечали в штатном расписании университета должности профессоров. При этом профессора, как мы знаем, бывают разные: полные, или ординарные, экстраординарные, а иногда и титулярные. Титулярный профессор — это просто опытный приват-доцент. К экстраординарному профессору коллеги и студенты тоже обращаются «господин профессор», однако статус его, безусловно, ниже, чем у полного профессора. К тому же экстраординарный профессор может и не быть государственным служащим, оставаясь только сотрудником университета. А ординарный профессор всегда обладает государственным чином и зарплату получает из бюджета государства, т. е. соответствующего министерства.

Так вот, неточность Зелига в описании положения профессора Грюнера состоит в том, что в рассматриваемые годы тот был лишь экстраординарным профессором, а не полным, как упоминаемый в следующей после рассматриваемого фрагмента фразе профессор Эме Форстер. Более того, в оригинале книги 1960 года прямо написано, что Грюнер был ординарным профессором с 1906 года (Seelig, 1960, стр. 150). На самом же деле звание ординарного профессора было присвоено Грюнеру только в 1913 году, когда его пригласил к себе Университет Базеля — только тогда руководство Бернского университета и Департамента образования кантона Берн постарались удержать у себя талантливого лектора и срочно повысили его в статусе. С 1906 по 1913 год Пауль Грюнер был экстраординарным, а с 1904 по 1906-й — титулярным профессором. С 1894 по 1904 год Грюнер имел звание приват-доцента 3.

Читатель может усомниться, так ли важно обращать внимание на такие мелочи, не всё ли равно с точки зрения биографии Эйнштейна, ординарный или экстраординарный профессор помогал ему стать приват-доцентом? Я считаю это важным, так как этот факт объясняет, почему в спорной ситуации, когда профессор Форстер настаивал на строгом соблюдении правил, а профессор Грюнер предлагал сделать для Эйнштейна исключение из правил, возобладало мнение Форстера. Всё дело в том, что Форстер был ординарным профессором, а Грюнер — экстраординарным. В биографии Эйнштейна, написанной Карлом Зелигом, этот нюанс смазан, у него и Грюнер, и Форстер стоят на одной ступени иерархической лестницы, а это было не так. К сожалению, неточность Зелига потом много раз повторят другие биографы Эйнштейна.

Но вернемся к книге Зелига. О первых шагах хабилитации он пишет: «Осенью 1907 года по договоренности с Грюнером, которому Заутер, служивший в Патентном бюро, рассказал о необычайной одаренности своего коллеги, Эйнштейн подал заявление на получение доцентуры по теоретической физике, а в качестве конкурсной работы представил опубликованную ранее работу „К электродинамике движущихся тел“» (Зелиг, 1964, стр. 78).

Конечно, нам сейчас куда проще ориентироваться в фактах биографии Эйнштейна, потому что большой группе ученых из разных стран удалось собрать, систематизировать, прокомментировать и издать огромное число документов, связанных с жизнью и творчеством великого ученого. Они издаются на двух языках — немецком и английском — в издательстве Princeton University Press. В данный момент изданы 16 томов, а будет 30. Интересующему нас времени соответствует пятый том этого грандиозного собрания (CPAE-5, 1993). Во времена Зелига такой информационной поддержки не было, поэтому приходилось либо самому искать первоисточники, либо полагаться на кем-то высказанные мнения, которые трудно было проверить, либо включать фантазию и придумывать события, редко угадывая то, что произошло в действительности. В приведенной цитате из книги Зелига две ошибки. Одна не очень грубая: Эйнштейн подал заявление на получение доцентуры не осенью, а 17 июня 1907 года. Вторая ошибка серьезней: Эйнштейн вместе с заявлением подал не одну работу «К электродинамике движущихся тел», а целых 17 статей, плюс к этому инаугурационную диссертацию, докторский диплом и curriculum vitae 4 — всего 20 документов (CPAE-5, 1993, стр. 48, Doc. 46).

Дальнейшие рассуждения Зелига о том, почему провалилась первая попытка хабилитации Эйнштейна в 1907 году, основаны именно на этом неверном предположении, что была представлена только одна статья, а потому эти рассуждения тоже неверны. Они во многом плод его фантазии и не подкреплены документами. Вот, например, слова, которые Зелиг приписывает Грюнеру: «Факультет, однако, признал работу неудовлетворительной; ведь большинство физиков того времени более или менее откровенно отвергали его теорию» (Зелиг, 1964, стр. 78).

Здесь уже явное искажение фактов — отклонение попытки хабилитации произошло совершенно по другой причине. Ученый совет философского факультета вовсе не анализировал 17 научных статей Эйнштейна на предмет их обоснованности. Из протокола заседания совета от 28 октября 1907 года (Protokoll, 1907) следует, что предметом разногласий членов совета было только несоответствие присланных документов действующему регламенту проведения хабилитаций, утвержденному в 1891 году. Никто из членов ученого совета факультета не высказался против содержания работ Эйнштейна. Даже Форстер лишь отметил, что процедура должна проводиться как обычно, т. е. по правилам регламента. Карл Зелиг оказался в плену своей фантазии: выдумав, что Эйнштейн представил философскому факультету Бернского университета только одну работу, и зная, что присвоение звания приват-доцент сорвалось, он додумывает, что причина срыва — низкая оценка качества статьи. В этой же колее лежит утверждение Зелига, будто бы «он (Форстер. — Е. Б.) вернул Эйнштейну его работу и грубо сказал: „Я вообще не понимаю, что вы тут написали“» (Зелиг, 1964).

Во-первых, вряд ли именно профессор Форстер возвращал несостоявшемуся приват-доценту документы, переданные декану факультета 5, и, во-вторых, приписываемое Форстеру высказывание плохо сочетается со сделанным им во время второй попытки хабилитации Эйнштейна письменным предложением: «Факультет мог бы рекомендовать выдачу на общих основаниях господину Эйнштейну лицензии venia docendi по теоретической физике» (Flückiger, 1974, стр. 119).

Описывая вторую попытку Эйнштейна получить звание приват-доцента, Зелиг вообще не упоминает о пробной лекции, которая являлась неотъемлемой частью всей процедуры хабилитации.

Первые лекции Эйнштейна в статусе приват-доцента Зелиг относит к зимнему семестру 1908/1909 года (Зелиг, 1964, стр. 79), тогда как на самом деле лекционная деятельность создателя теории относительности началась уже в летнем семестре 1908 года, когда у свежеиспеченного доцента было три слушателя.

В целом, можно сказать, что рассматриваемый эпизод биографии Эйнштейна представлен у Зелига и неточно, и неполно.

Продолжение следует

Евгений Беркович

Flückiger M. Albert Einstein in Bern. Bern: Verlag Paul Haupt, 1974.

Reglement. Reglement über die Habilitation an der Philosophisch-humanwissenschaftlichen Fakultät der Universität Bern. Bern: Universität Bern, 2022.

Fölsing A. Albert Einstein. Eine Biographie. Berlin: Suhrkamp Taschenbuch Verlag, 1993.

Беркович Е. 2022a. На старте. История несостоявшейся защиты первой диссертации Альберта Эйнштейна // Наука и жизнь, 2022. № 12, с. 60–75.

Seelig C. Albert Einstein. Leben und Werl eines Genies unserer Zeit. Zürich: Europa Verlag, 1960.

Einstein A. 1905b. Eine neue Bestimmung der Moleküldimensionen (Inaugural-Dissertation. Zürich Universität). Bern: Buchdruckerei К. J. Wyss, 1905.

CPAE-5. The Collected Papers of Albert Einstein. Vol. 5. The Swiss Years: Correspondence, 1902–1914. Martin J. Klein; A. J. Kox; Robert Schulmann (editors). Princeton: Princeton University Press, 1993.

Schwarzenbach A. Das verschmähte Genie. Albert Einstein und die Schweiz. München: Deutsche Verlag-Anstalt, 2005.

Seelig C. Albert Einstein und die Schweiz. Zürich, Stuttgart, Wien: Europa-Verlag, 1952.

Беркович Е. Альберт Эйнштейн: счастливые годы в Берне // Наука и жизнь. 2023, №№ 7–9.

Reiser A. Albert Einstein. A Biographical Portret. New York: Albert and Charles Boni, Inc., 1930.

Frank Ph. Einstein. Sein Leben und seine Zeit. Braunschweig/Wiesbaden: Friedr: Vieweg&Sohn, 1979.

Зелиг К. Альберт Эйнштейн. Сокр. пер. с нем. — М.: Атомиздат, 1964.

Гинзбург В. Л. О теории относительности. Изд. 2-е. — М.: ЛЕНАНД, 2014.

Protokoll. Sitzung der II. Abteilung. Bern: im Archiv vom Autor, 1907.

Reglement. Reglement über die Habilitation an der philosophischen Fakultät der Hochschule Bern. Bern: im Universitätsarchiv Bern, 1891.


1 Благодарю профессора Михаила Носоновского за консультацию по особенностям академической карьеры в США.

2 Несмотря на подключение к поискам архивариуса Бернского университета господина Никлауса Бютикофера, мне не удалось установить, состоялась ли эта вступительная лекция Эйнштейна, и если состоялась, то когда и на какую тему.

3 В книге Макса Флюкигера ошибочно утверждается, что Грюнер стал экстраординарным профессором в 1904 году (Flückiger, 1974, стр. 111), в то время как в этом году его избрали лишь титулярным профессором. Экстраординарным он станет двумя годами позже.

4 Curriculum vitae (лат.) — ход жизни. Расширенный вариант автобиографии, или резюме, представляемый как приложение к анкете.

5 О возврате Эйнштейну приложенных к заявлению документов в ответ на телефонный запрос из Департамента образования отвечал сам декан профессор Тоблер (Flückiger, 1974, стр. 122). Об этом же говорится в примечании 6 к документу 89 из пятого тома Собраний документов (CPAE-5, 1993, стр. 106, Doc. 89, note 6).

Подписаться
Уведомление о
guest

12 Комментария(-ев)
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Петр
Петр
6 месяцев(-а) назад

Ничего не понял. Сначала написано, что в правилах 1891 такой пункт был, что можно стать приват-доцентом без защиты второй диссертации за литературные достижения. Потом написано, что такого пункта не было,то есть, что нельзя пройти по совокупности работ. Я же так понимаю по совокупности работ и за лит достижения — это одно и то же. Если нет, то непонятна разница, почему тогда не объясняется разница

Евгений Беркович
6 месяцев(-а) назад
В ответ на:  Петр

Вы невнимательно читаете, отсюда непонимание. В начале статьи сказано, что в правилах 1891 года был пункт, по которому стать приват-доцентом можно было без диплома доктора наук. Но про отсутствие хабилитационной диссертации (обычно второй) не сказано ничего. В первой попытке стать приват-доцентом в 1903 году Эйнштейн не имел ни докторского диплома, ни докторской диссертации. Во второй попытке 1907 года докторский диплом был приложен, но второй диссертации как не было, так и нет. Теперь понятно?

Денис Н.
Денис Н.
6 месяцев(-а) назад

В начале статьи автор рассуждает о «научных званиях» в современной России. Если быть строгим (совсем в духе самого автора!), то следовало бы сказать, что никаких научных званий нет, есть только учёные звания. Впрочем, выводов о компетентности автора в вопросе я отсюда делать не буду :)

Евгений Беркович
6 месяцев(-а) назад
В ответ на:  Денис Н.

Спасибо за поправку. Строго говоря, да, но в том контексте «научные» звания — синоним «ученых». Второго смысла у «научных званий» нет. Но Вы правы, терминологию лучше не размывать.

res
res
6 месяцев(-а) назад

Знали бы эти три студента, КТО им читает лекции ;)

Евгений Беркович
6 месяцев(-а) назад
В ответ на:  res

Самое интересное, это не были студенты! Это были друзья и приятели Эйнштейна: Мишель Бессо и Генрих Шенк из Патентного ведомства, а также Люсьен Шаван из Почтового управления. Только во втором семестре появился один студент — Макс Штерн, изучавший в университете, правда, не физику, а страховую математику и естествознание. Курс Эйнштейна был изначально очень продвинутый, студенты-физики не решились на него записаться.

res
res
6 месяцев(-а) назад
В ответ на:  Евгений Беркович

Спасибо! Было бы интересно узнать перечень вопросов, обсуждаемых на этих лекциях. Мало кому может так повезти с лектором.

Евгений Беркович
6 месяцев(-а) назад
В ответ на:  res

Эйнштейн читал кинетическую теорию теплоты. Лектором он поначалу был не очень хорошим, когда неожиданно с проверкой на лекцию явился профессор Кляйнер из Цюриха, то был недоволен. Эйнштейн признал, что не был полностью готов и попросил дать ему еще один шанс. Кляйнер пригласил его сделать лекцию уже в Цюрихе, и тогда Эйнштейн блеснул. После чего Кляйнер пригласил его на должность экстраординарного профессора в Цюрихский университет.

res
res
5 месяцев(-а) назад
В ответ на:  Евгений Беркович

Еще бы, эти лекции были после его замечательной статьи о диффузии как причине броуновского движения. Редкая по ясности и простоте статья.

res
res
5 месяцев(-а) назад
В ответ на:  Евгений Беркович

Плохой лектор понятие растяжимое. Существует легенда о Зоммерфельде (?), которой не отличался стройностью изложения и всё время ошибался. Однако, по воспоминанием его студентов, самое ценное в лекциях было то, как он потом исправлял свои ошибки, приоткрывая реальную кухню работы теоретика.

Михаил
5 месяцев(-а) назад

Тексты сносок 3 и 5 совпадают.

Максим Борисов
ТрВ
5 месяцев(-а) назад
В ответ на:  Михаил

Спасибо, поправили.

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (4 оценок, среднее: 4,75 из 5)
Загрузка...