Революция в пилотируемой космонавтике – 2. Дети Лето, россонавты и хантяньюани

МКС. Фото NASA
МКС. Фото NASA
Александр Хохлов
Александр Хохлов

Публикуем продолжение беседы1 с популяризатором космонавтики Александром Хохловым нашего корреспондента Алексея Огнёва. Обсуждаем судьбу проектируемой российской орбитальной станции, американский лунный проект «Артемида» и перспективы китайской космонавтики. Видеоверсия интервью: youtube.com/watch?v=b5iY4FKFELM

МКС и суверенная станция РОС

— 25 апреля генеральный директор Роскосмоса Юрий Борисов заявил, что пребывание России на Международной космической станции будет продлено. Вы удивлены?

— Я не удивлен. Летом прошлого года он сказал президенту: «Мы приняли решение и выходим из проекта МКС» 2, — а затем пояснил: «Выходим после того, как выполним свои обязательства». Тогда я не раз говорил в интервью, что Россия с МКС не уйдет просто потому, что подобные громкие заявления — лишь попытка увеличить финансирование российской орбитальной станции (интересно, что при Дмитрии Рогозине ее называли РОСС — Российская орбитальная служебная станция, а при Юрии Борисове она стала РОС). Ее развертывание случилось бы на 4–6 лет позже возможного выхода России из МКС в 2024 году, а за такое время можно запросто лишиться пилотируемой программы и технологий полетов в космос: ни одна организация не будет держать на работе ничем не занятых людей. Их либо перепрофилируют, либо уволят. Похожее как раз и случилось у американцев после программы «Аполлон». Так что России логично оставаться на МКС и параллельно делать российскую орбитальную станцию.

США планируют ровно то же самое: работать по МКС примерно до 2030 года, параллельно конструируя от двух до четырех частных орбитальных станций, к которым потом перейдет эстафета по низкоорбитальным полетам. NASA будет отправлять астронавтов на Луну и окололунную станцию Gateway. В то же время космическая администрация поддержит частные компании, финансируя эксперименты на их низкоорбитальных станциях и отправляя туда своих астронавтов. Мы уже обсуждали, что NASA не покупает грузовые и пилотируемые корабли у SpaceX, а заказывает услугу по доставке: это своего рода «космическое такси». Сейчас в США компания Axiom Space за свой счет делает модули для постройки коммерческого сегмента на американской части МКС, их доставка на орбиту планируется во второй половине десятилетия — потом это будет частная станция. Еще три консорциума частных космических организаций получили гранты от NASA на проработку проектов орбитальных пилотируемых станций 3. Компания Джефа Безоса Blue Origin планирует станцию Orbital Reef, компания NanoRacks (провайдер коммерческих экспериментов на МКС) проектирует Starlab, и Northrop Grumman (подрядчик по доставке грузов на МКС на кораблях Cygnus) не отстает от конкурентов.

Россия продлила эксплуатацию российского сегмента МКС до 2028 года, но, скорее всего, она останется на станции до самого конца. Сейчас на Роскосмосе лежит важная задача по сведению МКС с орбиты при помощи двигателей служебного модуля «Звезда» и грузовых кораблей «Прогресс», когда для этого придет время. Это было решено еще в момент проектирования станции. Правительство уже приняло проект Роскосмоса 4, но есть тонкость: на следующий период бюджет МКС уменьшится, потому что в нем заложено уже намного меньше работ — уже не будут создаваться новые модули, это просто «бюджет активного существования» без новых разработок. Видимо, именно за счет этого планируют получить средства на создание российской орбитальной станции.

— Вот дословная цитата из интервью главного конструктора РОС Владимира Кожевникова: «Новая орбитальная станция будет практически „вечной“» 5. Видимо, пройдут тысячелетия, сменятся цивилизации, померкнет Солнце, Млечный Путь сольется с Туманностью Андромеды, а суверенная станция будет по-прежнему функционировать… Как бы вы это прокомментировали?

— Тут, конечно, есть сильное упрощение. Видимо, речь идет о том, что станцию планируется делать модульным принципом: есть центральный сферический модуль (узловой), к которому пристыковываются другие, сменяемые элементы РОС. Соответственно, если у одного из дополнительных модулей иссякнет ресурс или нарушится герметичность из-за попадания метеороида или космического мусора, то можно будет его отстыковать, свести с орбиты, а на его место потом причалить новый. Раньше же в российской пилотируемой космонавтике всё шло по принципу базовых модулей. К основной герметичной части намертво приваривался переходной отсек со стыковочными узлами. К этому узловому отсеку, как и на станции «Мир», так и частично на МКС, под разными осями стыкуются целевые научные и технологические модули. (Многомодульная китайская станция «Тяньгун»6 работает по схожему принципу.) Теперь сферический узловой модуль решили делать отдельно и доставлять его либо на ракете вместе с другим модулем, либо при помощи грузового корабля «Прогресс» (так на МКС был доставлен прототип этого решения — узловой модуль «Причал»). Новый подход позволит увеличить срок службы станции, но вечной ее назвать нельзя. Во-первых, узловой модуль можно повредить, например случайно протаранив его дополнительным модулем во время стыковки, а во-вторых, вечных стыковочных узлов как таковых не бывает. В процессе эксплуатации их ресурс будет тратиться, а это оставляет вероятность аварии.

— Получается, в идеальном сценарии станция устроена по принципу конструктора: у топора меняют рукоять и лезвие…

— Самое интересное, что по такому же принципу могла функционировать и Международная космическая станция, и станция «Мир». Но заменять модули таким образом оказывалось дорого и технически сложно, а обе станции работали уже достаточно долгое время. Главному конструктору РОС явно хотелось сказать что-то яркое для СМИ, притянув вечность. Но это упрощение: ничего вечного не бывает. Как я уже говорил, когда в составе МКС будет собрана коммерческая станция компании Axiom Space (она переживет основную станцию, которую затопят, — отправившись в самостоятельный полет), к ней прикрепят два-три самых новых модуля МКС, дабы они не сходили с орбиты раньше времени. Принцип модульности остается. Вот что, по всей видимости, имел в виду Владимир Кожевников.

— Запуск первого модуля РОС, научно-энергетического, планируется на конец 2027 года. Насколько это правдоподобно?

— Учитывая то, что сам модуль частично создан (макеты уже проходят испытания), можно предположить, что готова основа летного модуля, которая должна находиться в РКК «Энергия» в городе Королёв и ожидать дооснащения оборудованием. Этот модуль планировали запустить на российский сегмент МКС до 2024–2025 года, хотя вообще по действующей федеральной космической программе он должен был попасть на станцию еще в 2019 году. Думаю, что к 2027 году этот проект доделают. Интересно, что проект РОС начинают с модуля-долгостроя. В российском сегменте МКС функции периферийного научно-энергетического модуля должны были быть вспомогательными: снабжение электричеством и размещение научного оборудования. Теперь же от модуля требуется иметь возможность автономного полета. Раньше ему нужно было просто долететь до станции и пристыковаться, а сейчас модулю придется какое-то время быть станцией как таковой. Для этого его должны будут дооснастить бортовыми системами для самостоятельной работы на орбите. Впоследствии там к нему пристыкуют новый сферический узловой модуль и шлюзовую камеру. Если узловой модуль будет доработанной копией «Причала», установленного на МКС, то шлюзовую камеру изначально планировалось поставить на международную окололунную станцию Gateway. Теперь же она будет служить для выхода космонавтов в открытый космос на станции РОС 7.

РОС второго этапа. Изображение РКК «Энергия»
РОС второго этапа. Изображение РКК «Энергия»

— Исходя из каких соображений был выбран угол наклона орбиты?

— Когда планировали российскую орбитальную станцию, шли от обратного: формулировали цель, исходя из посильных возможностей. Например, угол станций «Мир», «Салют» и МКС примерно 52°. На такое наклонение можно стартовать с космодрома «Байконур» на российских ракетах, и на сухопутной трассе полета в 52° можно спасать космонавтов — такая траектория покрывается средствами спасения, например вертолетами. РОС планируется запускать с космодрома «Восточный» из-за того, что с «Байконура» Роскосмос постепенно уходит — это территория Казахстана и есть риск осложнения партнерства. Если отправиться с «Восточного» на 52°, то возникнет проблема спасения экипажей в Тихом океане. Спасательных средств в достаточном количестве нет, хотя планировалось использовать суда или самолеты, садящиеся на воду. Именно по этой причине создание инфраструктуры для пилотируемых полетов на Восточном однажды уже откладывалось, я рассказывал об этом на страницах ТрВ-Наука 8. Не сумев решить вопрос безопасности выведения, угол наклона решили увеличить до 97°, так, чтобы при запуске на северо-запад корабль с космонавтами большей частью пролетал над сухопутной территорией России. Если авария случится над Арктикой, то там сможет подстраховать Северный флот. Кстати, по такой траектории летают спутники-разведчики и спутники дистанционного зондирования Земли. Они должны иметь возможность сфотографировать максимальную территорию планеты. Теперь и РОС официально позиционируется в том числе как автоматическая станция дистанционного зондирования Земли.

Есть один забавный нюанс: в России часто говорили о том, что финансирования пилотируемой программы не хватает, а сейчас на полном серьезе утверждается, что для полетов на РОС будет использоваться тяжелый корабль «Орёл» 9. Он создавался для Луны, и для его выведения требуется очень дорогая тяжелая ракета «Ангара-5М» — у привычной нам «Семерки», т. е. РН «Союз-2», не хватает грузоподъемности (масса корабля «Союз» — около 7 тонн, низкоорбитального «Орла» — 19 тонн). Когда это стало понятно, Дмитрий Рогозин пробовал поручить сделать облегченную версию «Орла», так называемый корабль «Орлёнок»…

— «Орлёнок, орлёнок, взлети выше солнца…»

— …но проблема в том, что работ по «Орлёнку» не ведется: новой версии корабля нет в федеральной космической программе; делается только тяжелый «Орёл». Запускать пилотируемый корабль тяжелого класса на тяжелой ракете очень дорого. Меня очень удивила позиция создателей РОС, что станция увеличит доступность исследователей и бизнеса в космос; судя по принимаемым решениям — всё наоборот. Конечно, правильнее использовать ракету «Союз-2» и корабль «Союз» для низкоорбитальной станции или создавать аналог Crew Dragon. А «Орёл» — это аналог корабля Orion, корабля для дальних полетов. Он создавался по техническому заданию для полетов к Луне. Летать на нем на низкоорбитальную станцию — всё равно, что забивать гвозди микроскопом. Но такие заявления, среди прочих, и делает главный конструктор РОС.

Есть и положительный момент: при наклоне в 97° теоретически какое-то дооснащение можно будет делать с космодрома «Плесецк» в Архангельской области. В принципе, это объект Министерства обороны, но в случае чего там есть подходящие стартовые столы для ракеты-носителя «Союз-2», хотя бы грузовой «Прогресс» можно запускать, так что «Плесецк» — подходящая помощь «Восточному», если нам нужно наклонение 97°. Для угла 52° же этот космодром не подойдет по баллистике — он слишком севернее.

Программа «Артемида»

— Теперь перейдем к программе «Артемида». Уже известны имена космонавтов, которые будут принимать участие во втором этапе. Что уже сделано и что будет дальше?

— Любопытно, что Артемида и Аполлон — близнецы, дети Лето и Зевса. «Аполлоны» состояли из двух модулей и доставляли астронавтов на Луну, а основной корабль «Орион» по программе «Артемида» будет доставлять экипажи только на окололунную орбиту, посадочный модуль полетит к Луне отдельно. Тестовая беспилотная миссия «Артемиды-1» уже состоялась: полет «Ориона» к Луне в конце 2022 года увенчался успехом, корабль вернулся и приводнился в Тихом океане. В 2024 году планируется полет «Артемиды-2». Команда уже собрана: три мужчины и одна женщина. Им предстоит облететь Луну. Они выйдут на орбиту возле нашего естественного спутника, пробудут там какое-то время, а потом стартуют обратно к Земле, чтобы приводниться в Тихом океане.

Дальше настанет время «Артемиды-3», а это уже будет посадка непосредственно на поверхность Луны. Эта миссия должна состояться примерно к 2025 году, но, видимо, срок съедет на 2026 год: не решены две задачи. Еще окончательно не сделаны и не проверены лунные скафандры. По программе четыре астронавта должны будут долететь до Луны: двое останутся на орбите, а другие двое перейдут на посадочный модуль, прилунятся и проведут на Луне несколько дней, периодически выходя из модуля наружу.

Модуль еще не готов — это вторая нерешенная задача. Но приятно, что корабль Orion есть, и ракета-ноститель Space Launch System готова. Правда, та ракета SLS, что доставит людей для высадки на Луну, будет уже другой: NASA планируют доработать верхнюю ступень. Посадочным модулем занимается SpaceX, и пока что компания позиционирует его как лунную версию второй ступени ракеты Starship. Тут не выходит из головы взрыв «Старшипа» 20 апреля 10: ракета, конечно, стартовала, но… на дворе 2023 год, 2025-й наступит очень скоро. Непонятно, насколько готова система. Нужно совершить несколько успешных стартов, полетов корабля на околоземной орбите, успешно приземлиться… Далее должен состояться пилотируемый полет с Джаредом Айзекманом и его командой. Затем потребуется долететь до Луны. Получается, что параллельно идут проекты SLS Orion, Starship и создание лунного посадочного модуля. Еще надо будет отработать операцию дозаправки на низкой орбите.

Сверхтяжелая ракета-носитель Space Launch System (NASA)
Сверхтяжелая ракета-носитель Space Launch System (NASA)

Таким образом, еще нет успешного запуска «Старшипа» как транспортной ракеты, нет успешного орбитального полета в космосе и отработки процедур именно в космическом полете Starship, нет успешной заправки орбитального «Старшипа» с помощью такой же ракеты. Еще не состоялся полет к Луне: интересно, что есть контракт с миллиардером Юсаку Маэдзавой на облет Луны на ракете компании SpaceX без посадки. Затем по контракту с NASA идет полет к Луне и посадка лунного модуля — еще не обнародованного лунного варианта «Старшипа», отличного от того, что мы видели 20 апреля. Он должен успешно прилуниться, потом доставить астронавтов обратно к «Ориону» и пересадить их, чтобы команда могла вернуться на Землю. Скафандры, как я уже сказал, еще не сделаны, хотя две компании готовили прототипы: из них NASA выбрало производителем Axiom Space 11 — это та самая компания, что собирается делать коммерческий сегмент на МКС, который впоследствии станет отдельной орбитальной станцией.

Фото с первого корабля «Орион» (миссия «Артемида‑1»)
Фото с первого корабля «Орион» (миссия «Артемида‑1»)

— Почему так сложно сделать скафандры? Ведь люди на Луне уже высаживались.

— Сложность в том, что всё нужно сделать заново. Теоретически, конечно, можно повторить те же самые скафандры, что были 50 лет назад. Но тогда вам нужны те же самые люди, их опыт, устаревшее оборудование и технологии. Но в космической технике, особенно отвечающей за жизнь людей, значительное время и средства занимают испытания и сертификация. Поэтому высока стоимость и большие сроки. И не менее важно то, что требования к безопасности у NASA стали строже.

— Если говорить о научной составляющей — насколько она второстепенна, пристегнута к политике? Будет ли вклад в исследование лунного грунта, в астробиологию?

— Здесь есть два момента. Первый: да, миссия к политике пристегнута, и все это прекрасно понимают. Основная цель — доставка людей на Луну, а это политическая миссия, знаменующая начало программы Artemis, которая уже, в свою очередь, будет делать науку. Тут прослеживаются идеи Дональда Трампа: “Make America great again”. Второй момент: если на сайте NASA зайти в раздел, посвященный «Артемиде», там обнаружится многостраничный документ 12, описывающий все научные эксперименты первых полетов. В серьезной космонавтике всё готовится заранее. За последние несколько лет уже была разработана и описана научная программа, в которую будут вноситься лишь мелкие дополнения.

— Что вам представляется самым интересным в изучении Луны?

— Прежде всего меня интересуют сами пилотируемые полеты, ведь я инженер, а не ученый. (Впрочем, сейчас я отлучен от пилотируемой космонавтики и ушел в частную космонавтику.) Первым делом ум волнует отработка технологий полетов, которые потом пригодятся в марсианских экспедициях. Но по Луне не могу не сказать о проблеме лунной пыли. Помимо того, что она обладает электрическим зарядом, эта пыль еще и острая: ветер и вода ее не сглаживают, так что есть риск того, что пылинки могут попасть человеку в легкие при переодевании скафандра. Как сделать так, чтобы при развертывании на Луне обитаемых научных и производственных баз уберечь людей и детали от вреда пыли? Вот важная научно-производственная задача.

Вопрос добычи воды стоит не менее остро. Не зря сейчас Китай, Россия и США смотрят на южный лунный околополярный регион: при участии Института космических исследований было обнаружено, что там есть запасы кометного льда. Он кроется в определенных районах кратеров, где ему не грозит яркий солнечный свет — иначе бы лед превратился в газ и улетучился. Технологии разведки, добычи и использования ресурсов весьма прагматичны и соответствуют стремлениям тех, кто обеспечивает пилотируемые полеты. В общем и целом Луна мало изучена, хотя мы часто слышим утверждения об обратном. Наш естественный спутник требует к себе большего внимания. Вопрос происхождения Луны захватывающий…

— Разве еще не сложился консенсус?

— Нет, здесь ведутся споры. Российские геологи из ГЕОХИ РАН выступали за многоударную Луну — предположение, что спутник сформировался не за один удар, а в ходе множества более мелких. Но лучше на эти вопросы ответит селенолог.

Поднебесная вырывается вперед

— Последнее, что хотелось бы обсудить, — перспективы Китая, будущее орбитальной станции «Тяньгун», планы высадки на Луну…

— Китай сумел вырваться в лидеры пилотируемой гонки, нагнав США. Это соревнование двух стран, на самом деле, очень условно и чаще всего озвучивается руководством NASA — сейчас, например, Биллом Нельсоном. Безусловно, они будут говорить об этом для того, чтобы оправдать бюджет перед налогоплательщиками и Конгрессом. Им хватило доводов, чтобы президент Байден не закрыл лунную программу — «Артемида» продолжает действовать, ее спас вопрос международного престижа. Мы помним, что президенты закрывали предыдущие крупные программы, требующие много денег.

Сейчас Китай делает сверхтяжелую ракету «Чанчжэн-9» («Великий поход — 9»), на которой планируется доставлять людей и оборудование на Луну. Автоматические станции могут летать на Луну на «Чанчжэне-5» — это аналог «Ангары» и «Протона». «Чанчжэн-9» делается с прицелом основать лунную станцию на южном полюсе — об этом говорят представители Китайского национального космического управления. Что интересно, они стремятся сделать «Великий поход — 9» максимально многоразовым; да и вообще у Китая есть проект, преследующий цель скопировать «Старшип». Их орбитальная станция, конечно, проложит путь на Луну, ведь нужно отработать оборудование для жизни хантяньюаней 13 в космосе.

Отчасти первые китайские станции «Тяньгун-1, 2» повторяли станции «Салют», только были меньше размером. Но новая многомодульная станция уже близка к «Миру», и при этом она берет всё новое от МКС. Вообще заметно, что как только у той или иной страны появляется новая космическая система, Китай пытается ее скопировать. На нынешнем «Тяньгуне» 14 есть такой же манипулятор китайского производства, как на МКС (на международной станции стоит канадский манипулятор). Есть и маленькие манипуляторы, которые могут, например, перестыковывать модули с одного стыковочного отсека на другой. Эта технология была отработана на станции «Мир». На МКС проводится или прямая стыковка, или же в дело включают большой манипулятор канадского производства. «Тяньгун» использует двойную технологию: используется и советский подход, и подход с международной станции. Сейчас на «Тяньгуне» есть базовый «Тяньхэ» и два научных модуля «Вэньтянь» и «Мэнтянь», на которых уже проводятся различные эксперименты. Здесь Китай пошел по пути США, оснастив свои целевые модули большим количеством универсальных и специализированных научных стоек. В российском же сегменте МКС такой подход почти не находит применения. Дальше китайцы, несомненно, отработают все операции по сборке. Тайконавты регулярно выходят в открытый космос, а на самой станции они теперь находятся постоянно — один экипаж прилетает, а другой возвращается. Так что семи людям на орбите (четырем астронавтам из Crew Dragon и трем космонавтам-членам экипажа «Союза») компанию составляют еще три человека с корабля «Шэньчжоу» на станции «Тяньгун» — все они набираются опыта непрерывного пребывания в космосе (30 мая был установлен новый мировой рекорд по единовременному пребыванию людей в космосе — семнадцать человек: 11 на МКС и на китайской орбитальной станции еще шесть.). Конечно, команда «Тяньгуна» отрабатывает все системы наземной связи, и в тоже время Китай создает систему дальней связи для межпланетных станций и будущих полетов хантяньюаней на Луну: в Африке уже есть одна китайская станция. У России сейчас нет кораблей-ретрансляторов, что нельзя сказать о Китае. Они успешно используются для сопровождения орбитальной станции и для поддержки дальних космических миссий. Таким образом, первый шаг Китая — пилотируемая станция, а второй — люди на Луне.

— Насколько обозримы сроки?

— Очередной шаг повлечет за собой полет трех автоматических станций — «Чанъэ-6», «Чанъэ-7» и «Чанъэ-8» — последние шаги перед пилотируемым полетом. После успеха этих миссий на Луну для отработки, скорее всего, полетит автоматический посадочный модуль без экипажа (а заодно и испытает «Чанчжэн-9»). Я бы сказал, что мы увидим это уже в 2028–2030 годах. Возможно, сначала будет полет, аналогичный миссии «Артемида-1» в ноябре прошлого года: космический корабль долетит до лунной орбиты, пробудет там какое-то время и приводнится на Земле. Но к 2030 году мы определенно увидим китайцев на Луне. Всё зависит от успехов пилотируемых станций и создания сверхтяжелой ракеты, но все эти проекты вполне возможно претворить в жизнь. Если они будут точно так же хорошо спланированы, профинансированы и выполнены, как предыдущие лунные и марсианская миссии, то в успехах новых полетов можно не сомневаться.

В последние годы китайцы поставили — и будут продолжать ставить — очень много новых рекордов, но все-таки США впереди. У Китая еще нет лунного модуля; у Штатов есть ракета, корабль для полета есть, а лунный модуль строится SpaceX, правда, с задержками. (В идеале сейчас по орбите вокруг Земли уже должен был летать Starship, но еще не летает, а значит работы по посадке на Луну задерживаются.) Получается, что шанс догнать США у Китая есть.

Именно поэтому сейчас NASA выбрало второго, резервного подрядчика для изготовления лунного модуля — компанию Blue Origin. Хотя номинально у компании Джефа Безоса контракт на миссию «Артемида-5», в случае проблем у SpaceX теоретически всё может поменяться. NASA в целом стремится нанимать двух подрядчиков для работы над пилотируемыми проектами, будь то доставка грузов, посадка корабля или изготовление скафандров. Подстраховка должна быть всегда — вот стратегия последнего десятилетия NASA.

Первой страной, доставившей людей на Луну в прошлом веке, стали США, а в веке нынешнем второе место готовится занять Китай. Это ему вполне по силам, особенно если у NASA случится какая-либо авария или появится проблема в создании лунного модуля. Это последний штрих в подготовке страны к пилотируемому космическому полету на Луну, и у США еще не всё готово — работы ведутся. А Китай займется этим в ближайшее время, имея шансы догнать Америку.

— Довольно плотный график предстоящих новостей…

— Несомненно. Пилотируемые программы развиваются: орбитальные станции строятся и, быть может, к концу десятилетия их будет несколько. Появится много новых кораблей, а уже имеющиеся станут дешевле и доступней. Развитие лунных программ потребует и большое количество автоматических станций, и много пилотируемых полетов на Луну. Флагманами тут выступают Китай и США с партнерами. К месту вспомнить, что в экипаж «Артемиды-2» входит канадец, поэтому партнеры США по МКС тоже будут набираться реального опыта полетов на Луну.

Экипаж миссии «Артемида‑2»: Джереми Хансен (Канада), Виктор Гловер, Рид Вайзман, Кристина Кук (слева направо)
Экипаж миссии «Артемида‑2»: Джереми Хансен (Канада), Виктор Гловер, Рид Вайзман, Кристина Кук (слева направо)

Всё распланировано, но неожиданностей ждать всё равно стоит: Илон Маск может анонсировать полет на Марс. Но у него перед NASA есть обязательства по лунному посадочному модулю, и только успешное выполнение этого контракта повлечет за собой дальнейший марсианский полет. Маск планировал его на 2026 и 2028 год: сначала должен был пройти беспилотный полет «Старшипа», а затем пилотируемый. Мы понимаем, что из-за обязательств по Луне беспилотного полета надо ждать как раз в 2028-м. С другой стороны, сам опыт разработки транспортной системы для Марса SpaceX получит за деньги NASA при полетах на Луну. Довольно интересная синергия…

— Спасибо вам огромное. Надеюсь, побеседуем еще не раз.

— Спасибо вам и слушателям! До свидания.


1 См. Революция в пилотируемой космонавтике // ТрВ-Наука № 379 от 30.05.2023, с. 1–3.

2 kremlin.ru/events/president/news/69062

3 nasa.gov/leo-economy/commercial-destinations-in-low-earth-orbit

4 interfax.ru/russia/895643

5 tass.ru/interviews/17021569

6 «Небесный дворец» (天宫).

7 energia.ru/ru/spaceactivities/ros-station.html

8 trv-science.ru/2017/07/chexarda-roskosmosa/

9 energia.ru/ru/spaceactivities/ptk-np/ptk-np.html

10 trv-science.ru/2023/05/pervyj-ispytatelnyj-polet-dvuxstupenchatogo-starshipa

11 nasa.gov/feature/spacesuit-for-nasa-s-artemis-iii-moon-surface-mission-debuts

12 nasa.gov/sites/default/files/atoms/files/artemis-iii-science-definition-report-12042020c.pdf

13 Буквально — «путешествующий по небу» (航天员).

14 en.cmse.gov.cn

Подписаться
Уведомление о
guest

3 Комментария(-ев)
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Влади Смолович
Влади Смолович
8 месяцев(-а) назад

Неприятно, что автор в одной статье для обозначения людей работающих в космосе использует разные термины – космонавты, тайконавты, хантяньюан. Человек, живущий и работающий в космосе называется космонавтом – независимо от национальности и гражданства.

Александр Хохлов
8 месяцев(-а) назад
В ответ на:  Влади Смолович

Мне вспомнилась цитата: Краса космоса является не только в единстве разнообразия, но и в разнообразии единства (Умберто Эко)

protopop47
protopop47
8 месяцев(-а) назад

…. спасибо.
Вы оптимист.
И это хорошо.
Но видеть, что творится в России вообще и в Роскосмосе в частности и быть оптимистом – это уже подвиг..
Удачи и здоровья!

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (8 оценок, среднее: 4,00 из 5)
Загрузка...