Интерактивность научного музея и музея головоломок: сходства и различия

Александр Поддьяков
Александр Поддьяков

Интерактивные научные музеи переживают расцвет. «Сегодня по всему миру работают научные музеи нового поколения — музеи, где нет привычных для нас с детства барьеров, разделяющих посетителей и экспонаты, и строгой фразы „Руками не трогать!“. В этих музеях демонстрируются на практике основные законы и теоремы физики, механики, геометрии, некоторые занятные факты по биологии и т. д. Главное кредо подобных музеев — с экспонатами можно и нужно взаимодействовать, играть» 1.

На сайте московского музея занимательных наук «Экспериментаниум» 2 про всё это написано так: «Место, созданное для наглядного изучения сложных законов науки», «В музее занимательных наук познавать сложное просто!», «Исследовать, собирать, дергать, прыгать и даже кричать — в „Экспериментаниуме“ не только можно, но и нужно!»

Музей занимательных наук Эйнштейна (Саратов). culture.ru/institutes/19985/. «После знакомства с музеем у многих ребят может возникнуть интерес к естественным и точным дисциплинам».
Музей занимательных наук Эйнштейна (Саратов). culture.ru/institutes/19985/. «После знакомства с музеем у многих ребят может возникнуть интерес к естественным и точным дисциплинам».
Там же. Фото Alexander Tsalko
Там же. Фото Alexander Tsalko
Интерактивный музей науки «Ньютон-парк» (Красноярск). culture.ru/institutes/12306/
Интерактивный музей науки «Ньютон-парк» (Красноярск). culture.ru/institutes/12306/

Важнейшую роль в успехе интерактивного музея играет не только то, что его создатели владеют научными знаниями. Принципиально важно и их искусство представить научное и сложное наглядно-простым, доступным для исследования в ходе ручных манипуляций или движений тела (например, при вставании на подвижный диск на полу).

Что общего и чем отличается от интерактивного научного музея интерактивный же музей головоломок?

Часть целей у них общая. И там, и там экспонируемые объекты — «инструмент формирования у детей здорового мировоззрения» 3

Некоторые музеи головоломок и объекты в них создавались учеными или популяризаторами науки. Крупнейший и старейший в Греции музей головоломок на острове Мейисти (или Мегиста) основан математиком Пантацисом Хулисом и представляет в том числе его собственные изобретения 4. В Бостонском музее науки, который сотрудничает с научными исследовательскими группами и организациями, способствуя STEM-обучению «за пределами школьного класса», работает группа психологов из Массачусетского технологического института 5. Они разрабатывают нечто вроде головоломок для детей. Наблюдение за тем, как дети их обследуют, способствует пониманию закономерностей познавательного развития.

Некоторые популяризаторы науки являются и популяризаторами головоломок. «Экспериментаниум» основан на идеях Я. И. Перельмана, автора «Занимательной физики», «Занимательной геометрии» и других научно-популярных книг, переиздаваемых до сих пор, в том числе книг «101 головоломка», «Головоломки и задачи».

Как и интерактивные экспонаты в музее науки, многие головоломки тоже можно использовать для демонстрации физических законов, например законов механики. Еще одна область пересечения: в интерактивных музеях науки нередко есть отдел или магазинчик головоломок, а в музее головоломок на полках могут стоять научно-популярные периодические издания и книги.

И вот еще одно важное сходство: и интерактивный экспонат музея науки, и головоломку надо понять; и там, и там требуются интеллектуальные усилия.

Но здесь же содержится и основное отличие: понимание головоломки намеренно затруднено ее создателем. В этом, собственно, смысл головоломок — завлечь собой и поставить в тупик, заставить поломать голову над искусно скрытым секретом.

Соответственно, если для интерактивного научного музея важно искусство его создателей представить сложное наглядно-простым и доступным для исследования, то в создании головоломок важно искусство провокации неправильного понимания, ложных гипотез и неэффективных поначалу действий, искусство дезориентации.

Б. Л. Ротштейн, автор книги о механических головоломках и термина «энигматология» (искусство создания головоломок), пишет: «Эти объекты, будучи специально созданы для провокации неправильного понимания, требуют пересмотра наших подходов к пониманию — не только этих объектов как таковых, но в придачу и самих себя, пытающихся понять их» 6. Одна из их психологических функций — стимулировать процессы понимания — но не столько физики, сколько себя и своих возможностей.

Таким образом, можно сказать, что интерактивный музей головоломок — это среда специально созданных дезориентирующих объектов (и в этом их прелесть для любителей). Смысл интерактивного музея науки совсем не в намеренной дезориентации (даже при наличии в нем отдела головоломок и отдела оптических иллюзий, каковые там доступно объясняются на табличке рядом с экспонатом).

Демонстратор головоломки в музее отворачивается, чтобы вы не видели, как он собирает обратно, в исходную целостность навороченное вами, — или же делает это на ваших глазах, но так быстро, что секрета не понять. Сотрудник научного музея, наоборот, покажет и объяснит, что и куда девать в разваленном вами экспонате (экспонату в интерактивном музее это не страшно, «можно дергать и прыгать»).

Фото со встречи изобретателей головоломок в московском Музее-студии головоломок (2019). vk.com/puzzlemuseum?w=wall‑107766308_186
Фото со встречи изобретателей головоломок в московском Музее-студии головоломок (2019). vk.com/puzzlemuseum?w=wall‑107766308_186

Вернемся к сходствам.

«Возможно, мы никогда не бываем более старающимися понять что-то, чем когда мы пытаемся справиться с объектом, который отказывается соответствовать нашим ожиданиям», — пишет Б. Л. Ротштейн о головоломках. Это относится и к парадоксально ведущим себя экспонатам в интерактивном научном музее — и в этом одно из их назначений.

В общем, идите в театры — научные интерактивные театры и театры головоломок, поживите в них хотя бы часок. Но — в отличие от традиционного театра и вопреки Белинскому — умирать там ни к чему — разве что в метафорическом смысле, от любопытства.

Александр Поддьяков, докт. психол. наук

Поддьяков А. Н. Проблемные ситуации как источник развития творческого потенциала человека // Образовательная политика. 2023. № 3. С. 44–59. edpolicy.ranepa.ru/11/2023/ОП-03-2023/2023_3_4.pdf

Rothstein B. L. The shape of difficulty: a fan letter to unruly objects. University Park, PA: Penn State University Press, 2019.

Rothstein B. L. Visual difficulty as a cultural system // RES: Anthropology and Aesthetics. 2014. 65/66, 332–347. academia.edu/13562267/


1 Интерактивные музеи науки. culture.ru/themes/390/

2 experimentanium.ru

3 Цитата с сайта московского Музея-студии головоломок (gorbushkin.ru/shops/4825.html); см. также vk.com/puzzlemuseum

4 kastellorizofestival.com/en/puzzle-museum/
Описание одной из его головоломок дано здесь: Епифанов Е. Меандры // Квант. 2017. № 1.

5 mos.org/living-laboratory

6 psupress.org/books/titles/978-0-271-08242-4.html

Подписаться
Уведомление о
guest

0 Комментария(-ев)
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (3 оценок, среднее: 4,67 из 5)
Загрузка...