Свежие номера газеты ТрВ-Наука

ТрВ № 11 (405) за 2024 г.: Фазовый переход в исследованиях белка

«Романтический период в изучении сворачивания белка кончился; исследование белковых агрегатов только начинается». XX век глазами клоуна. Звезды-струльдбруги? Совет нечестивых. Прощай, «Акацуки»… Привет, «Чанъэ-6»! Окуджава: жажда утешения. Вспоминая забытых фантастов. Век Франца К. «Потерянный гигант американской НФ». Династия Шварцшильдов. «Я был счастлив здесь — и уже не буду».

ТрВ-Наука № 405 от 4 июня 2024 года в PDF
Материалы номера в HTML

Исследования

Фазовый переход в исследованиях белка

Алексей Витальевич Финкельштейн, специалист в области молекулярной биологии и белковой инженерии, докт. физ.-мат. наук, профессор МГУ, чл.-корр. РАН, зав. лабораторией физики белка Института белка РАН, беседует с Михаилом Гельфандом в рамках медиапроекта Сколтеха и РНФ «Разговоры за жизнь».

Наука и общество

Игрушечный клоун: психофизиология трюка

Цирк с конца XIX века пропагандирует силу человека и покорение природы. Но клоун бывает веселым и грустным, и сколь бы он ни был смешон, его сентиментальность не столь оптимистична. Культурологи Александр Марков и Оксана Штайн исследуют судьбу игрушечных клоунов и показывают, как их образы связаны с этикой, эстетикой и даже эзотерикой.

Страницы истории

«Пили пиво, слушали Окуджаву. В окна доносился запах черемухи…»

В этом году у Булата Окуджавы столетие. Вековой юбилей, заметим, не так уж много добавляет к непререкаемому статусу классика. Уже в 1970-е Окуджава без всяких официальных почестей воспринимался как мэтр. Выросло несколько поколений, для которых такое восприятие естественно. Для нашей публикации выбраны записи из дневников оттепельных лет, запечатлевшие дебют и внезапную известность Окуджавы. Кроме необычного ракурса (о нем речь впереди), на выбор повлиял научный интерес к эпохе. Для Окуджавы она стала временем перемен к лучшему.

Просвещение

Сто лет неодиночества (памяти Франца К.)

Век назад умер Франц Кафка, и вскоре после его смерти вопреки воле автора родился мир публикаций, прочтений и интерпретаций его произведений, включая дневники и письма, — «кафкианский текст» в бартовском смысле. С тех пор этот текст разросся усилиями эссеистов, филологов и философов: многие порождали, пестовали и взращивали каждый своего собственного «Кафку». Итак, насколько же широк был спектр интерпретаций текстов Кафки за последние сто лет? Присмотримся к трактовкам Макса Брода, Альбера Камю, Ханны Арендт, Жоржа Батая, Милана Кундеры, Жиля Делёза и Феликса Гваттари, а также Брюно Латура.

Авторские колонки

Наука и спорт

Информация от партнеров

Свежие комментарии